Повествование начинается 31 декабря. «Он вспомнил, что у обывателя Новый год». А у Деда – суд и камера (15 суток за административное нарушение). «Войдя в помещение, он привычно увидел два обезьянника, один возле другого»…

Пытаясь преодолеть странную двойственность, возникающую от того, что автор выбрал форму повествования от третьего лица, но рассказывает при этом о самом себе, он называет главного героя Дедом, тогда как известно, что его собственный партийный псевдоним – Дед Лимон, и время от времени именует его (себя) по имени-отчеству, гортанно сглатывая слоги: …ард …инович (от Эдуард Вениаминович). Мы держим в руках очередную, не считанную часть многотомника жизнеописания Лимонова, много лет назад начатую заграничным бегством и странствованиями «Эдички». «Когда путешествуешь в чужие земли, то <…> лучше быть одному. Тогда больше увидишь». Однако теперь, поскольку жизнь Лимонова и самый ее вектор (во всяком случае, внешний) меняется, «спецприемник был и город, и страна, и племя, в котором путешествовал Дед».

Книжка представляет собой странную смесь, помесь памфлета с бытописанием. Самоопределение персонажа мы найдем на первой же страничке, в предисловии: «Дед – лидер политической партии, любовник, большой чудак и любитель поразмышлять». Немного самодовольно, но содержание отражает. «Читатель обнаружит в книге недавние бурные политические события 2011–2013 годов: бунты рассерженных горожан, “болотные” и другие митинги…» Для своего возраста Дед относительно недавно занимается политикой. «Последние 15 лет он живет, как “крестный отец”, как большой преступник. <…> Он не собирался становиться большим преступником. Он всего лишь создал в начале 1990-х годов политическую партию».

А еще Дед любит думать о Фифи, своей любовнице. «“Повезло мне с ней, с девкой, – подумал Дед. – Такой кусок девки!”» И о своих детях: «“Червячки любимые” в его воображении явились красивыми и грациозными, как в жизни».