«Самокат» продолжает благородное и нужное дело: издает книги о самых трагических событиях в жизни страны, о которых не принято было говорить не только на школьных, да и вузовских занятиях, но и дома. Уж очень болезненная для многих тема: сталинские репрессии, холокост. Во многих семьях предпочитали об этом молчать. Вряд ли родители бросятся покупать своим детям мрачную сказку Юлии Яковлевой о «ленинградском процессе» или дневник Марии Рольникайте, который она вела в гетто на территории нынешнего Вильнюса и в нацистских концлагерях. Но «Самокат» знает, что делает. Эти книги найдут своего читателя: умного, мужественного и дальновидного, понимающего, что чем больше дети узнают о своей стране и ее прошлом, тем больше у них будет желания противостоять несправедливости и жестокости.
Питерская журналистка Юлия Яковлева рассказала о трагической истории своей семьи необычным способом. Пожалуй, впервые тема репрессий облечена в сказочную форму. И это сразу облегчило задачу взрослым, которые и хотели бы рассказать детям об этом периоде нашей истории, да не знали, как вообще об этом говорить с младшими школьниками и подростками. Сказочная форма здесь служит буфером между впечатлительной читательской душой и ужасной реальностью, в которой жила страна в 1938-м (в этом году происходит действие повести). С одной стороны – беспощадные детали действительности: детдом для детей «врагов народа», больше напоминающий концлагерь; бесконечная очередь к страшному Большому Дому (так в Ленинграде называли управление НКВД), атмосфера всеобщей подозрительности. С другой стороны – говорящие птицы, мыши, которых герои – семилетний Шурка и его старшая сестра Таня – просят помочь найти зловещего Черного Ворона. «Черный ворон» забрал ночью их папу, маму и маленького брата – так сказали соседи. И дети решают найти этого страшного Черного Ворона, пишут ему письмо: «Уважаемый товарищ Ворон! Наши папа, мама и младший братик Бобка должны быть дома. Они схвачены по ошибке. Разберитесь как можно скорее…». Мы знаем, сколько таких писем было написано. Но «Черный Ворон» (его усатый профиль украшает конверт с письмом, который вложен в каждую книжку) был глух к этим мольбам. Юлии Яковлевой удалось создать реалистическое повествование, из которого даже искушенный в истории репрессий читатель почерпнет немало новых подробностей. И в то же время она сумела сохранить сказочную природу книги, где добро в конце концов если не побеждает зло совсем, то и не дает ему восторжествовать. «Только б это не повторилось!» – думаешь, закрывая эти книги. Вот чтобы не повторилось, и надо их читать и обсуждать с детьми.