Дипломатия, как известно, это искусство возможного – и кому как не ветерану внешней политики США Генри Киссинджеру это знать. Его объемистый труд просто необходимо изучить каждому, кто интересуется международной политикой. Во-первых, это интересно и познавательно, во-вторых, это весьма поучительно. Поучительно, потому что помогает хотя бы частично осознать логику действий Соединенных Штатов на международной арене.

Советник президента США по национальной безопасности в 1969–1975 годах, государственный секретарь (1973–1977) Генри Киссинджер – фигура довольно противоречивая. Лауреат Нобелевской премии мира 1973 года, полученной за вклад в переговоры об окончании Вьетнамской войны, дипломат, внесший большую лепту в продвижение политики разрядки, и человек, сыгравший огромную роль в замирении Америки и Китая, – и в то же время политик, поддержавший приход к власти диктатуры Пиночета в Чили, причастный (по мнению правозащитников) к операции «Кондор» в Аргентине по преследованию и убийству левых оппозиционеров, имеющий отношение к американским бомбардировкам Камбоджи. И все-таки на фоне многих современных «горячих голов» в политическом истеблишменте Соединенных Штатов Киссинджер выглядит мудрым патриархом, который считает, что Москве и Вашингтону следует действовать сообща для того, чтобы выйти из тупика, в который зашли российско-американские отношения. Что проблемы между нашими странами должны решаться путем переговоров, что надо двигаться к достижению общего видения будущего.

Свой труд «Дипломатия» Генри Киссинджер написал в далеком уже 1994 году, когда казалось, что холодная война стала навсегда достоянием истории, а в воздухе парил дух «конца истории», ознаменовавший победу либеральной демократии во всем мире. И его рассуждения о посткоммунистической России выглядят – не исключено даже, что помимо его воли – как рассуждения победителя о побежденном, как ни крути. Но за последнюю четверть века стало очевидным, что надежды на безмятежный и бесконфликтный «новый мировой порядок» оказались призрачными. И написанные 24 года назад слова Киссинджера о том, что «характерная для времен холодной войны неизбежность физической угрозы и враждебной идеологии исчезла», уже не выглядят, увы, актуальными. На горизонте во всей своей красе маячит «холодная война 2.0». Но, как говорится, «нам не дано предугадать…»

(Справедливости ради следует заметить, что Генри Киссинджер честно предупреждал, что перспективы развития России и ее внешней политики «еще весьма неопределенны»).

Хотя формально книга Киссинджера охватывает многовековой период – от XVII века, от времен Вестфальского мира, до окончания холодной войны. Но столетиям, предшествовавшим ХХ веку, отводится сравнительно немного времени. Гораздо больше внимания уделено дипломатической истории обеих мировых войн, а также послевоенному противостоянию между Западом и СССР.

Само собой, Генри Киссинджер излагает события внешнеполитической истории с точки зрения американской дипломатии (и было бы странно, будь это не так). Показательно, что книгу предваряет посвящение «Сотрудникам и сотрудницам дипломатической службы Соединенных Штатов Америки, чей профессионализм и самоотверженность служат на благо американской дипломатии».

Как уже отмечалось выше, работа Киссинджера в каком-то смысле служит ключом к пониманию логики американской дипломатии, такой вездесущей, наступательной и, если угодно, агрессивной. Неслучайно, одна из первых глав труда посвящена вопросу: кто предпочтительнее: Теодор Рузвельт или Вудро Вильсон? Правление обоих этих американских президентов пришлось на время, когда Соединенные Штаты распрощались с изоляционизмом во внешней политике и стали видеть себя в роли важного игрока на международной арене. Но мотивация активности США в мировой политике была у Теодора Рузвельта и Вудро Вильсона разной. Если первый из них настаивал на внешнеполитической активности Америки, исходя из ее национальных интересов, то второй искал основу в американском мессианстве, призванном распространять американские принципы по всему миру. В каком-то смысле современная внешняя политика Вашингтона и строится на сочетании мессианства с самым конкретным прагматизмом, нацеленным на получение вполне осязаемых выгод – хотя к концу ХХ столетия Киссинджер и констатировал, что вильсонианство торжествует победу. Однако последующие события показали, что попытки Америки насадить силой свою модель развития в других странах оказались не просто безуспешными, провальными, но и гибельными (возьмем Ирак или Афганистан).

Для российского читателя книга Генри Киссинджера имеет особый интерес еще и потому, что в немалой степени она посвящена дипломатии советской (естественно, это взгляд с другой стороны – но это дает возможность отстраненно видеть некоторые исторические аспекты, что порой бывает очень полезным). Киссинджер довольно подробно рассказывает о том, как великие державы еще в разгар Второй мировой войны формировали послевоенное мировое устройство. И о том, как разгоралась холодная война. И о том, как она завершилась – как оказалось, впрочем, ненадолго.