Поэт Алексей Парщиков (1954–2009) воссоздал в русской литературе конца ХХ века традиции европейской ученой описательной поэмы XVIII века с той разницей, что предпочел реконструкции – деструкцию, расслаивание элементов биологической и физической природы мира. Сама природа выступает у него как сон, порожденный культурой. «Вещи беспомощны по сравнению с нами, но мы всегда можем придать им какое-то значение и поднять их, вытащить их из тьмы». Справляясь с этой задачей, Алексей Парщиков отодвинул от себя самое, казалось бы, насущное достояние поэзии – лирического героя. Его поэтическое «я» деликатно посторонилось, оставив образы чувственно воспринятого поэтом мира непосредственно воздействовать на читателя, быть наедине с ним.