Потомок солигаличских купцов-староверов, чья петербуржская ветвь в каждом поколении получала почетное столичное гражданство, Д.С. Лихачев сделал свой жизненный выбор в первые послереволюционные годы. Он стал заниматься древнерусской литературой, потому что «хотел удержать в памяти Россию, как образ умирающей матери». Впрочем, чувство невозвратимой утраты не уменьшило его характерного упрямства, стремления к точному научному знанию и уверенности в том, что жизнь духа восторжествует над любой дикостью и мерзостью. А этого в его жизни случилось предостаточно: лагеря, безработица, блокада, бесконечные вызовы в «органы», провокации на участие в травле неугодных… Но он выжил сам и сделал все, чтобы выжила русская культура.