Возможно, для будущих исследователей нашего двадцатого века автобиографические произведения музыканта Алексея Козлова окажутся настоящим кладезем жизненных фактов советского времени, связей между ними, бытовых подробностей, способности приспосабливаться и объяснять все положительно – до какого-то времени, до перемен, которые тоже надо ведь разглядеть и зафиксировать, отделяя пустое от значимого. Этим и ценна проза А. Козлова. Он не обижается на пережитое, не пинает нашу прежнюю жизнь, не гонит ее взашей. Он просто вспоминает, уделяя много внимания осмыслению, очень трудному на первых порах – и не менее трудному теперь, хотя и по-другому.