Поклонники Элвиса Аарона Пресли, а их миллионы по всему миру, знают его биографию наизусть в мельчайших подробностях. «Восьмого января 1935 года, в семье Вернона и Глэдис Пресли, в их двухкомнатном самодельном доме, в городке Мемфисе, штат Миссисипи, родился…» – и так далее. Тем не менее, каждый год выходят новые книги, посвященные вечному кумиру, будут выходить и будут востребованы. Вот и русскоязычный перевод альбомного издания «Elvis. Иллюстрированная биография» уже привлек самое широкое внимание.

Автор и составитель альбома Мери Клейтон профессионально справилась со своей задачей. Главное в издании – изобразительная часть. Хорошо известную фотоклассику своего героя М. Клейтон дополнила довольно редкими снимками, сумела показать простого человека, восходящего к королевскому имиджу и вселенской славе, а затем – «звезду», всеми признанного, коронованного избранника судьбы, остающегося при этом простым человеком. А главным достоинством сопроводительных текстов стала точность, насыщенная информативность и нейтральная интонация. Право быть эмоциональным – сочувствующим, влюбленным, восторженным, печальным, недоумевающим, критичным и т.д. – целиком предоставлено читателю.

Также сделано все, чтобы читатель имел повод и причину в очередной раз поразмышлять о феномене Пресли. Почему до сих пор не угасло личное обаяние этого кумира? Почему нет и не может быть каких-то персональных сравнений с ним? Наверное, потому что он был первым, он совершил первый полет в то, что сегодня называется современной музыкой. Это подтверждает доступная всем история культуры ХХ века, а также брошенные вскользь, но исключительно верные слова Джона Леннона: «До Элвиса не было ничего». Да, до 1950-х годов «ничего не было». Не в том смысле, что не было музыки – она, конечно, была. Но не вызывала такого бурного интереса современников, не ставила певца или музыканта в центр всеобщего внимания, не делала его карьеру желанной для миллионов. Не было мира музыки, в который можно было бы войти с головой и при желании остаться навсегда, не испытывая интереса ни к чему другому.

Именно Пресли сделал музыку интересной. Он привнес в нее немереное количество элементов исполнения, и любой, кто сейчас поет и музицирует на сцене, использует их: сознательно или не отдавая себе в этом отчета. После Элвиса все звучит и выглядит современно, даже если речь идет о плохих исполнителях. А до него – даже в самом лучшем случае – ужасно старомодно. Скованно, узко, несвободно – соответственно узкой, скованной и несвободной была жизнь, которой жили родители Элвиса и все их современники-соотечественники. И сам он, юный водитель-дальнобойщик из Мемфиса, жил бы так же, если бы не запел. Если бы не стал «кривляться на сцене» в свое удовольствие, петь «песни черных белым голосом». Если бы не выплеснул весь навар дешевых ярмарочных оркестрионов, «расово неполноценных» джазовых импровизаций, госпела, кантри, блюза и т.д. в стиль рокабилли, который затем стал всемирно известен как рок-н-ролл. До него никто не знал, что на сцене так можно. И что вообще в жизни очень многое можно и ничего за это не будет, потому что пора, наконец, жить по-другому. С телевизорами, радиоприемниками, музыкальными пластинками, сексуальной привлекательностью и прочими правами молодежи, располагающей достаточным количеством свободного времени.

Слом общественной устаревшей морали произошел на родине Пресли в 1950-е годы, и он сам стал одной из главных причин этого слома. Пусть такое событие невозможно адекватно отразить в фотоальбоме, но зато можно напомнить о нем и его главном герое, который фактически первым осуществил право артиста делать напоказ то, что хочется.

Плодами победы Элвиса немедленно воспользовались все – не только артисты, но и все, кто не хотел, чтобы им указывали. И уже по одной этой причине он так любим в Америке и во всем мире не только как певец, но и как личность. Его музыка – это, помимо всего прочего, безопасная ностальгия по давно прошедшим временам, когда все было нельзя, и гордость от причащения к первым глоткам свободы.

А главное, конечно, в том, что его музыка просто прекрасна. Он пел так, будто вся его жизнь зависела от того, как он споет эту песню. Он вкладывал в нее всю душу и при этом каждый раз словно примеривался к ней, как будто не до конца еще был знаком с собственным творением.

Уникальна и посмертная жизнь Элвиса. Никакой другой, даже самый звездный кумир, не продолжает жить в земной ипостаси. А он… Эксперты подтверждают подлинность данных Элвисом после смерти автографов. Почтальоны приносят живые цветы от певца его близким и любимым людям. Загадочные исполнители в масках продолжают концертную деятельность под условными именами, но в полном соответствии с голосом и манерой короля рок-н-ролла…. Это наивно? Примитивно, глупо? Делается из корыстных побуждений? Ну и пусть, даже если так. Наивность и безыскусность народного вымысла – верное свидетельство любви и благодарности за яркую жизнь, уникальный дар, огромное честное трудолюбие и смелость быть первым.