Как труд стал религиозным культом, и почему пришло время его уничтожить?

На эти вопросы отвечают популярные ультралевые интеллектуалы Ник Срничек и Алекс Уиллиамс в книге «Изобретая будущее: посткапитализм и мир без труда».

Перед нами манифест с описанием дивного нового мира, в котором не нужно трудиться: людей повсюду сменили роботы, культурный и этический статус труда уничтожен, все человечество получает безусловный базовый доход, а сама возможность работать ограничена государством. И это лишь первый шаг на пути освобождения человека, которому необходимо преодолеть и свою биологическую природу, и законы физики. Культура труда исчерпала себя: для подавляющего большинства людей работа больше не имеет смысла, содержания и отдачи. Работа унижает человеческое достоинство, но она же его создает. Она и дает нам материальные ценности, и отнимает время, в которое мы могли бы ими воспользоваться. Работа давно воцарилась в центре общественной жизни. Но сейчас она постепенно его покидает. По мнению авторов книги, наличие работы – это всего лишь возможность оплачивать счета. Капитализм захлебнулся в ненависти к работе, которая распространилась «повсеместно», и теперь на смену регулярному труду приходит «постработа». На самом деле, мы уже живем в эпоху «постработы», но почти не задумываемся об этом. Начало эры посткапитализма подтверждается высоким процентом трудоголиков, особенно в мегаполисах. Проблема состоит в том, что отличительная особенность мышления трудоголиков становится,так называемый, «дальтонизм необходимости». Человек, зависимый от работы, не умеет различать свои настоящие жизненные потребности. Ценность отдыха, здоровья и личной жизни он признает только на словах — работа заслоняет для него всё остальное. Социальная система, построенная на бесполезном труде и экономическом принуждении, страдает такими же недостатками. Пространство крупных городов приспособлено или для работы, или для потребления — как будто других занятий просто не существует. Однако, уже сегодня трудоголизм постепенно выходит из моды. Вместо того чтобы работать и зарабатывать как можно больше, мы стремимся к гармоничному соединению между работой и личной жизнью. Так что же такое «Постработа»? Этот термин взяли на вооружение социальные теоретики и активисты, чтобы описать будущее современной системы труда. В мире постработы мы будем меньше работать, больше отдыхать и больше заниматься творчеством. Но и сама работа будет другой. Авторы манифеста предлагают ввести безусловный базовый доход — социальные выплаты, которые предоставляются всем и каждому не за работу, а за сам факт существования. Мы работаем неэффективно — роботы делают это гораздо лучше нас. Существует много полезных дел, которыми могут заниматься только люди, но которые сегодня не приносят почти никакой прибыли — это волонтерство, творчество, образование и социальное проектирование. Безусловный доход позволит не беспокоиться о жилье и пропитании и заняться чем-то более важным. Одна из задач XXI века — научить все население земли жить так, как раньше жила только аристократия, и при этом не сойти с ума. Как видите, принцип пост-работы гуманен и не столько футуристичен, сколько ретрограден. Судя по всему, вскоре мы снова приблизимся к античному идеалу труда, только место рабов теперь займут бессловесные роботы. Известно одно: работа, какой мы ее знаем, должна уйти в прошлое.

Срничек Н., Уильямс А. Изобретая будущее: посткапитализм и мир без труда. — М.: Strelka Press, 2019. — 336 c.

Жизнь как перфоманс

Марина Абрамович. Пройти сквозь стены. Автобиография. —

М.: Издательство АСТ, 2019—344 с.

Марина Абрамович — легендарная современная художница и «бабушка» перформанса издала мемуары «Идти сквозь стены» к своему 70-летию, на русском языке книга вышла спустя три года и стала интеллектуальным эпилогом уходящей осени. Автобиография включает в себя историю целой жизни, проведенной в процессе непрерывного перформанса: от юности в коммунистическом Белграде и первого представления «Ритм 10» в 1973-м до выставки в Музее современного искусства в Нью-Йорке. (В 2010 году больше 750 тысяч человек пришли, чтобы сесть напротив художницы и заглянуть ей в глаза). Абрамович описывает в книге жизнь послевоенной Югославии со стыдноватым, подсмотренным коммунизмом — вся тогдашняя Югославия, по выражению художницы, коммунистический «секондхэнд». Абрамович пишет, как они жили с семьей — в восьмикомнатной квартире на четырех человек, — роскошно и нетипично для того времени. В книгу воспоминаний также вошла история о том, как родители по очереди спасали друг друга на фронте Второй мировой. Абрамович росла, почти ни в чем не нуждаясь — строгая мать считала искусство святым делом и поддержала дочь, которая в шесть лет решила стать художницей. Еще в детстве Абрамович поняла, что в искусстве для нее важнее процесс, а не результат. Перформанс всегда был интереснее готового объекта. В стремительном хороводе перед читателем проходят эпизоды и сюжеты: вот наступает 1968 год, Абрамович общается с протестующими студентами, она практически живет в своей творческой студии и ведёт по вечерам долгие беседы об искусстве после демонстраций. Дальше — откровения о жизни в новом городе и браке, о беременности, невыносимом сосуществовании взрослой Абрамович с собственной матерью и о том, как важно для нее было вступить в контакт с внешним миром — миром искусства.

Сложный разговор

Катерина Гордеева. Человек раздетый : [девятнадцать интервью] — М. : Издательство АСТ : Редакция Елены Шубиной, 2020. — 512 с.

Имя журналистки Катерины Гордеевой стало синонимом профессионализма, свободной прессы и внутренней этики. Ее интервью всегда выходят за рамки жанра, сложно понять, во что они трансформируются в процессе чтения: сценарий для документального фильма, пьесу, психологическое эссе, или двойной сеанс психоанализа, после которого каждый из участников уже не будет, не сможет быть собой прежним? Катерина Гордеева никогда не берет интервью у тех, кто ей лично не интересен. Она никогда не ставит перед собой задачи вывести героя «на чистую воду» : «Любой говорящий проговаривается, если не помешать, не испугать, не поторопить». Героями книги «Человек раздетый» – Константином Хабенским и Татьяной Тарасовой, Людмилой Улицкой и Кантемиром Балаговым, Ксенией Собчак, Кириллом Серебренниковым, Светланой Бодровой и многими другими – она говорит о современном театре и телевидении девяностых, о благотворительных фондах и феминизме, о правозащитном движении и влюбленностях. Интервью превращается в доверительную беседу (у каждой своя предыстория и свое настроение), и герои предстают такими, какие они есть на самом деле: влюбленными, рассерженными, смешливыми, отчаянными, уставшими или готовыми к борьбе.

 

Яна Семешкина, блогер и литературный критик,

автор подкаста Fabula Rasa