Издательская деятельность Государственной публичной исторической библиотеки с каждым годом становится все более интересной и значительной. Очередной пример – сборник «Французы в России: 1812 год по воспоминаниям современников-иностранцев», в трех частях, в двух томах. Основной текст переиздан по оригиналу 1912 года. Доступным стало то, что давно числилось библиографической редкостью. А также появилась новая интереснейшая информация, плод кропотливой научной работы – комментарии, составляющие почти четверть общего объема издания, и указатели, именной и географический.

В двухтомник включены мемуары представителей самых разных частей наполеоновского войска: одного министра, двух маршалов, двенадцати генералов, сорока офицеров и восьми нижних чинов, шести военных врачей, четырех чиновников, двух придворных, а также двух актрис и одного театрального постановщика, двух маркитантов и одного пастора. Всего авторов свыше восьмидесяти. Составители подвергли их тексты уникальной мозаичной обработке: из каждого воспоминания сделали выборку, которую затем разбили на фрагменты, позволяющие расположить весь материал в хронологическом порядке, в виде непрерывного повествования, начиная с последних мирных дней до перехода Немана и заканчивая бегством через Березину и краткой передышкой в Вильно.

Таким образом, современные отечественные читатели получили возможность совершить «русский поход в рядах Великой армии». Иллюзия перенесения достигает предельного уровня, какой только может дать книга. Движению событий предшествуют характеристики двух императоров, Александра и Наполеона, данные австрийским министром Меттернихом, одним из самых выдающихся людей своей эпохи. Затем следуют собственно мемуары, и с ними мы переносимся в германо-польскую пограничную область, в Силезию, где Ложье ди Беллекур, офицер итальянской королевской гвардии, наслаждался прекрасным положением участника победоносной военной кампании на отдыхе и вел дневник. «Наш поход кажется нам блестящей и приятной военной прогулкой. Добродушное, флегматичное, терпеливое и культурное население, подчиненное военному режиму, воспринимает нас ласково… Полки, которые мы встречали по дороге, электризуют нас рассказами о геройских подвигах. При таких разнообразных ощущениях, при постоянных переменах места, среды, новых предметах для разговора приятно совершить поход. Но какова цель прогулки? Дипломаты напускают на себя таинственность, а солдаты живут весело, нимало не думая о том, будут ли они воевать с Россией или Персией. Есть между нами и такие, которые считают целью экспедиции Ост-Индию».

«Дневник офицера» Ложье ди Беллекура давно приобрел заслуженную известность и занимает одно из первых мест в списке воспоминаний участников Наполеоновских войн. Но право голоса среди «Французов в России» уже переходит к артиллерийскому капитану Пиону Де Лошу, участнику Бородинского сражения (пока еще будущего). «Мы вступили в Польшу. С этого дня начался ужасный грабеж. Подходя к Инстербургу, встретили отряд, который входил в город врассыпную, забирая у жителей все необходимое». А сбор войск у переправы через Неман описал военврач Генрих фон Роос, который тогда еще, разумеется, не знал, что через несколько месяцев он попадет в плен и навсегда останется в России. Но эстафету повествования у него уже отобрал юный Роман Солтык – поляк по крови и будущий участник польского восстания 1830 года. Пока он только что окончил Парижское политехническое училище и впервые применил полученное образование – с наблюдательного пункта снял план Ковно, а также сообщил о бродах через Неман лично Наполеону, у которого «был веселый вид и хорошее настроение: несомненно, его удовлетворяла мысль о сюрпризе, который он готовил русским…»

В этой книге муза истории взяла стремительный темп. Дни и лица мелькают так, что дела давно минувших дней кажутся совсем свежими. И вдобавок взгляд с противоположной стороны действует особенным образом, обновляет исторические представления, которые казались уже не только навек устоявшимися, но и чуточку запыленными. Нет, сегодня нам еще есть чему удивляться, знакомясь с собственной историей. «Недаром помнит вся Россия про день Бородина» – это верно, разумеется. Но знаменитый день помнит и Франция, а уж последующую ночь и утро после битвы могли описать только французские военные. «Никакое бедствие, никакое проигранное сражение не сравняется по ужасу с Бородинским полем, на котором мы остались победителями». «Как только блеск костра начинал прорезывать мрак, вокруг него собирались раненые и умирающие. Подобно призракам, они тащились к нам, доползали до освещенных костром кругов, тратя последний остаток сил, чтобы умереть, устремив глаза на пламя…»

Во второй части описана Москва, красивая, богатая, удобная до изумления – не только для измученных завоевателей, вступивших в нее, но и для нашего, современного читателя. А затем этот рай за несколько часов был пожран адским пламенем… Третья часть – отступление, голод, тьма и страх. Пережить их читатель сможет не менее ярко, чем все предыдущее.