Человек, заглянувший в начале 2016 года в график премьер предстоящих двух лет, не нашел бы в нем новых проектов. На сегодняшний день на рынке кино, книг и музыки царит эра франшиз. Что самое главное, даже не самих франшиз, а их перезагрузок или сиквелов-приквелов. Особенно заметно это в мире киноискусства, поскольку 2016 год наплодил новых эпизодов саги про джедаев, очередной «Ледниковый период» и так далее.

Миру Гарри Поттера повезло меньше всех. Для него в прошедшем году было сразу два удара – сначала появилось продолжение, о котором и пойдет речь, а затем – предыстория. Вся проблема в том, что история знает не так много раскрученных в массовой культуре произведений, которые возвращались бы спустя какое-то время и имели если не превышающий, то хотя бы тот же уровень качества. На ум приходят разве что рассказы о Шерлоке Холмсе да «Властелин колец».

Пьеса «Гарри Поттер и проклятое дитя», к сожалению, не вошла в список удачных продолжений. Во-первых, потому что это и не книга вовсе. Как известно, основной уклон в пьесе был сделан на постановку. В ремарках к действиям и актам можно найти достаточно подробные описания происходящего на сцене и вокруг нее, однако это все равно не позволяет окончательно понять сопутствующие фразам события – акцент в театральной постановке явно сделан на спецэффектах, которые обязаны вытянуть сюжет, но на бумаге этих чудесных изменений ни с экстерьером, ни с героями не происходит.

Отсюда вырастает и еще одна проблема книги. Плоский и абсолютно банальный сюжет. Даже удивительно, что это произошло с текстом, соавтором которого выступает сама Роулинг, поскольку в последнее время она переквалифицировалась в мастера психологического романа. В восьмом Поттере характеры героев начисто отсутствуют. Авторам совершенно не удалось раскрыть персонажей ни через диалоги, ни через монологи. Их переживания отдаленно напоминают характерные психологические драмы из «Случайной вакансии» и романов Роулинг о Корморане Страйке, что подтверждает то, что она хотя бы сама читала сценарий. На самом деле линии рассуждений героев остаются понятными только лишь тем, кто читал другие книги популярной писательницы из Англии и примерно представляет, как она строит характер персонажа. Можно подумать, что Роулинг взяла каждого героя, сделала для них ключевые точки характера, а за наполнение вокруг этих реперных точек отвечали уже соавторы.

Положительной чертой книги, той самой, которой отличались остальные семь романов о юном волшебнике (хотя в восьмой части он уже совсем немолод), стала отличная игра с названием. Продолжительное время читателя держат в неведении – кто же является этим самым «проклятым» ребенком. Характерная черта восьмой части – легкий налет детективной истории, однако и он смывается «Мистером Пропером» остального содержания книги.

Поскольку восьмой роман – это своеобразная перезагрузка серии, имеющая больше коммерческих целей, нежели творческих, то глупо было ожидать от этой книги введения каких-то новых серьезных персонажей, элементов или сюжетных линий. Все главные герои и антагонисты – дети главных героев и антагонистов прошлых книг. Иными словами, их характеры и линии повествования отдаются эхом того, что было с прежними главными героями. Это же касается и содержательной части пьесы. Для того чтобы удержать читателя и подсластить пилюлю разочарования фанатам, авторы использовали в восьмой книге набор всех самых популярных и востребованных в массовой культуре элементов и эпизодов из предыдущих книг серии. Мы снова встречаем маховик времени, переживаем гибель родителей Гарри, все вдруг опять вспоминают про смерть Седрика Диггори (хотя она уже три книги подряд никого не интересовала, инцидент был исчерпан), поцелуй Дементора, холодность профессора Снейпа (да-да, они не могли его не оживить), мерзость Амбридж, магазин приколов Уизли и так далее. Вся сюжетная линия вертится вокруг этих раскрученных эпизодов. Их даже слишком много: за семь книг Роулинг создала достаточное количество необычных и запоминающихся моментов, так что создателям восьмой книги пришлось сильно постараться, чтобы запихнуть их в пьесу. В итоге она выглядит даже слегка перегруженной временными и сюжетными лупами.

Пожалуй, вряд ли что-то могло сильно испортить и так неудавшуюся книгу, в работе над которой особенно никто и не старался. Однако российским читателям повезло еще меньше, чем разочарованным англоязычным фанатам. Несмотря на жалобы и просьбы не делать этого, перевод книги был отдан издателями Марии Спивак, известной своим альтернативным взглядом на то, как нужно переводить книги. Эм. Тасамая, как она сама себя называла, когда неофициально переводила предыдущие книги о Гарри Поттере, с самого начала использовала другие транскрипции имен и названий, а некоторые даже переводила в собственном стиле. В итоге читателям, которые привыкли к Гарри Поттеру в классическом переводе, будет крайне сложно разобраться в том, кто есть кто – не самое приятное занятие, когда читаешь продолжение любимой книги. Помимо измененных имен книга пестрит смелыми и зачастую неоправданными авторскими переводами целых фрагментов текста – ни стилистически, ни эмоционально, ни, что самое главное, лексически не соответствующими оригинальному тексту.

Восьмой Гарри Поттер не удался, и это стоит признать. Серия закончилась почти десять лет назад и не должна была начинаться заново потому, что новая книга убивает все прекрасное и волшебное, что было в ее предшественницах. Несомненно, это не пугает авторов и издателей сегодня, ведь книга ставит новые рекорды по продажам и приносит им баснословную выручку. Но что будет потом, когда денежный налет пройдет и останется лишь горькое послевкусие от испорченности одной из лучших книжных серий.