Путь человечества по планете Земля был труден, долог, материальных свидетельств об этой одиссее сохранилось мало. Кое о чем могут рассказать клетки нашего тела. Они содержат генетический материал – молекулы ДНК, – анализ которого позволяет установить степень нашего родства с другими людьми и путь, который прошли наши предки. А все мы вышли из Африки. Генетик Уэллс Спенсер предлагает свою реконструкцию древних путей человечества. Одновременно его книга – аргументированное возражение против расовых теорий и евгеники (их происхождению и влиянию на антропологию посвящена специальная глава).

Современная биология исходит из того, что сегодня человечество представляет собой единый вид (в далеком прошлом это было не так), однако биологические различия между людьми реальны. Реальны и расы, удивительно, однако, что генетические различия между расами невероятно малы по сравнению с различиями внутри одной популяции. Иначе говоря, разница между жителями одной затерянной во владимирской или китайской глуши деревни в несколько раз больше, чем между русскими и китайцами. Кстати, это гарантирует выживание человечества в любой глобальной катастрофе – даже если сгинут почти все, обитателей какого-нибудь небольшого острова хватит, чтобы спустя некоторое время человечество восстановилось во всем многообразии – и без всяких признаков вырождения.

Итак, все ныне живущие люди – родственники, и все они вышли из Африки. Антропологи установили этот факт едва ли не раньше археологов: опираясь на данные о частоте встречаемости групп крови, они узнали, что африканская популяция стоит особняком, а европейские и азиатские сгруппированы вместе. В 1971 году удалось впервые оценить время расхождения африканской и других популяций. Но точные данные появились, когда стало возможным исследовать структуру ДНК. Начали с ДНК митохондрий – внутриклеточных структур, имеющих свой геном, изучать изменчивость которого было намного проще (до расшифровки генома человека было еще далеко). В 1987 году ученые пришли к потрясающему выводу – все митохондриальные ДНК восходят к одной женщине, жившей около 200 тысяч лет назад в Африке. Как это вычислили? По скорости, с которой возникают мутации, и по количеству полиморфизмов – генетических отличий в наследственном материале. Вскоре после этого удалось найти общего предка и по мужской хромосоме – он жил около 60 тысяч лет назад и тоже в Африке. Тут Спенсер делает отступление о правильном понимании этих цифр и о том, почему они не совпадают. На самом деле они задают лишь верхнюю границу древности человеческого рода. 200 тысяч и 60 тысяч – это время, глубже которого исследовательская оптика проникнуть не в состоянии, все различия на таком расстоянии сливаются и нельзя ничего определенного сказать о предках наших условных Адаме и Еве, кроме того, что они, несомненно, имели место. Важно, однако, что цифры эти определенно говорят, что других людей современного типа за пределами Африки в это время не было. Это означает также, что все генетическое разнообразие человечества существовало в Африке уже тогда.

Однако археология утверждает, что практически в то же время люди современного типа уже обитали в Австралии. Как же им удалось попасть туда так быстро? Исследователи не раз оценивали скорость, с какой древние люди, неторопливо следуя вдоль побережья морей, могли достичь Австралии. С учетом того, что береговая линия тогда выглядела иначе и Австралия была связана с Азией сушей, получалось около двух тысяч лет. Археологических подтверждений этим умозрительным выкладкам практически нет, море хорошо смывает следы, но генетические Спенсер приводит в немалом количестве. Кроме того, о движении африканцев к Австралии говорят и многочисленные изолированные популяции очень напоминающих африканцев негритосов, существующие по всей Южной Азии.

Самые обширная часть книги – реконструкция дальнейшего распространения человечества по земному шару с привязкой к датам. Спенсер подчеркивает, что из Африки вышло несколько волн миграций, и одна из них, около 30 тысяч лет назад, дала начало современным европейцам – по крайней мере, именно тогда жил общий предок большинства западных европейцев. К обитавшим в то время в Европе неандертальцам он не имел никакого отношения, более того, именно в это время неандертальцы начинают сходить со сцены, полностью исчезнув около 25 тысяч лет назад. Дух политкорректности поразивший западный мир, заставил многих говорить, будто это «новые европейцы» в борьбе за жизненное пространство извели своих коренастых и волосатых предшественников – однако никаких подтверждений тому науке неизвестно. Заключительные страницы книги посвящены современности, постепенно стирающему все различия «глобальному плавильному котлу», в который мир обратился сегодня. Нет, генетическое разнообразие сохранится в полной мере – но вот проследить историю своих предков очень скоро будет невозможно. Она записана в генотипах исчезающих племен, до сих пор живших изолированно, и ближайшие десятилетия могут стать золотым веком для исторической генетики – и одновременно ее последним шансом. «Каждый из нас несет в себе уникальную информацию, скрытую внутри нашего генома, и мы обязаны ради себя и наших потомков выяснить, что она означает», – заключает Спенсер.