Все знают это лирическое начало «Хаджи-Мурата», став­шее уже хрестоматийным: «Я возвращался домой полями. Бы­ла самая середина лета. Луга убрали и только что собирались косить рожь». И дальше, когда рассказчик вспоминает «одну давнишнюю кавказскую историю»: «В холодный ноябрьский вечер Хаджи-Мурат въезжал в курившийся душистым кизяч­ным дымом чеченский немирной аул Махкет». Читать одно удовольствие. Да и слушать, пожалуй, тоже.

Еще в 1972 году режиссером А. Ильиным был поставлен аудиоспектакль по одноименному произведению Льва Нико­лаевича Толстого, сегодня же фирма грамзаписи «Мелодия» осуществила ремастеринг. И вот на суд слушателей вновь представлена блестящая постановка. От автора читает Конс­тантин Вахтеров, Хаджи-Мурат говорит голосом Александра Лазарева, князь Чернышев — голосом Владимира Осенева, Шамиля озвучивает Юрий Волынцев. Актеры замечательно справились со своими ролями.

И вот легендарный Хаджи-Мурат вновь скачет по степям на своем горячем коне, его одинаково побаиваются как при­спешники Шамиля, так и русские казаки — легенда, одним словом. Удивительный и сильный характер, непонятный в своей первозданности и цельности, однако красивый. Воля, степь, честь, отвага — все соединилось в душе Хаджи-Мурата, и еще не создан тот герой, чей нрав превзошел бы своей кру­тостью и доблестью нрав этого отважного воина. Даже смерть его показательна и прекрасна. Потому что для истинного ге­роя нет смерти лучше, чем смерть в бою. Точно раздавленный куст репейника «татарина», сраженный наповал, он из последних сил поднимается, борясь за жизнь. «Видно было, что весь кустик был переехан колесом и уже после поднялся и по­тому стоял боком, но все-таки стоял. Точно вырвали у него кусок тела, вывернули внутренности, оторвали руку, выколо­ли глаз. Но он все стоит и не сдается человеку, уничтожив­шему всех его братии кругом его». Так и Хаджи-Мурат вроде был повержен и погиб, а слава о нем живет и по сей день.