Огромную территорию, от предгорий Алтая на востоке до берегов Дуная на западе, великий Чингисхан завещал своему первенцу Джучи. Улус Джучи стал для наших предков Золотой Ордой, которой в 1312–1342 годах правил хан Узбек. При нем города Орды стали центрами международной торговли, где перекрещивались два важнейших пути средневековья: Великий шелковый и Волжский путь из Московии в Булгары и на Ближний Восток. Хан установил дипломатические отношения с мамлюкским Египтом, Индией, странами Западной Европы и Византией. Прославился военными походами: против Ирана в 1318–1326 годах и против Польши в 1337–1338 годах. Современником Узбека был московский князь Иван Данилович (Калита), сумевший в пору высшей ордынской мощи установить позитивные отношения с ханом и использовать их в пользу Москвы.

Относительно вышесказанного историки едины в своем мнении. А вот в ответе на вопрос о государственной религии Золотой Орды расходятся. Одни утверждают, что именно Узбек, сам став мусульманином, стал проводить активную исламизацию улуса, другие возражают, не обнаруживая исламского концепта в структурах повседневности того времени. Известный историк-исследователь средневекового Востока, петербуржец А.Г. Юрченко предлагает вниманию читателей объемную «книгу-конспект» с новыми идеями, воссоздающими устои прошлого. Ритуалы, праздники, внешние символы власти, брачные и погребальные обряды в исследованиях автора и его коллег приподнимают завесу времени над жизнью исчезнувшего государства.

Но насколько актуален сам вопрос о религии? Была ли Золотая Орда мусульманской, насаждал ли ислам хан Узбек – так ли это важно? По-восточному мудрый ответ можно дать словами кабардинского поэта Алима Кешокова: «Как лезвие меча, история длинна, Но память коротка ее, как рукоять. Послужит лишь тому оружием она, Кто сможет рукоять в своей руке зажать».