Очень скоро во многих домах и на улицах по всему миру будут установлены нарядно украшенные елки. Что же за новогодний праздник без лесной красавицы? Она создает атмосферу волшебства, ожидания чуда, вселяет надежду на удачу и счастье в новом году. Многие в наши дни не задумываются, как появилась традиция ставить на зимние праздники елку. Кажется, этот обычай существовал всегда.

Но у всего есть истоки. О возникновении «елочных» традиций рассказал в своей книге немецкий журналист и писатель Бернд Бруннер. Из его работы «читатель узнает много нового и неожиданного о праздничном дереве, знакомом каждому с детства», – говорится в предисловии к русскому изданию, вышедшему в свет в канун 2017 года. Лучшего новогоднего подарка книголюбу, кажется, и придумать трудно.

Исторические источники не дают точного ответа на вопрос, когда и где появилось первое рождественское дерево. Разные города оспаривают право называться «родиной» елки. В числе соискателей фигурируют и немецкий Фрайбург, и прибалтийская Рига. Первое достоверное документальное свидетельство о рождественской ели датировано 1539 годом. Именно тогда праздничный символ был установлен в Страсбургском соборе. «А одна из бременских цеховых хроник за 1570 год содержит упоминание о “дереве”, украшенном яблоками, орехами, кренделями и бумажными цветами, которое установили на Рождество в здании цеха и которое дети “обтрясали”, как дерево на осеннем празднике урожая», – сообщает Бруннер.

В конце того же XVI столетия вырубка елей стала угрожать германским лесам, и власти ряда городов приняли на этот счет ограничительные законы. К борьбе с браконьерами подключилась и церковь – крупный владелец лесных угодий. (Священники в то время осуждали обычай ставить ель, считая его языческим пережитком.) Впрочем, и до сегодняшнего дня проблема незаконной вырубки новогодних деревьев не решена окончательно, несмотря на все усилия полиции и экологов.

Исторические «корни» рождественской елки уходят далеко вглубь веков. Ритуалы, связанные с почитанием дерева, встречаются во многих древних культурах. В средневековом исландском эпосе описан мировой ясень Иггдрасиль, древние шведы почитали божественный тис. Известно о свадебном дереве славян и «светящихся деревьях» в Персии… Но для стран христианского мира наиболее очевидна параллель между рождественской елкой и райским деревом (в церковных спектаклях его украшали фруктами и конфетами – так и появилась традиция вешать лакомства на елку). Изначально яблоко символизировало грехопадение, позже – спасение. Постепенно ель отделилась от сугубо церковного контекста, став атрибутом светских празднеств.

Уже в XVII–ХVIII веках, отмечает Бруннер, елки вошли в моду у состоятельных европейцев. Одно время рождественскую ель даже подвешивали к потолку и устанавливали вверх ногами. В немецких семьях был разработан до мелочей ритуал встречи детей с рождественской елкой. Эти традиции нашли отражение в сказке Гофмана «Щелкунчик», позже – в романе Томаса Манна «Будденброки». Крестьянские традиции встречи Рождества в старой Германии запечатлены в сказках, собранных братьями Гримм.

В ту пору не только ель становилась рождественским деревом. По словам Бруннера, для праздничного действа немцы, швейцарцы и австрийцы использовали сосну, пихту, самшит и остролист. А в 1817 году, ровно 200 лет назад, впервые хвойное дерево начали ставить и в петербургских домах. Поначалу это были императорские покои, особняки аристократов. Уже к середине XIX века обычай распространился по всей Российской империи.

Традиция эволюционировала и завоевывала все новые страны и континенты. В XVIII веке появились деревянные рождественские пирамидки – своего рода заменители елки для тех, у кого не хватало денег, чтобы купить настоящее вечнозеленое дерево. Съедобные украшения постепенно вытеснялись елочными игрушками – сначала самодельными, потом фабричного производства. На верхушку елки стали устанавливать Вифлеемскую звезду. К веткам прикрепляли горящие свечи (увы, они нередко становились причиной пожара). В годы франко-прусской войны, на волне патриотизма, елки в Германии стали обряжать в национальные цвета.

Во второй половине ХХ века, пишет Бруннер, в ФРГ и других странах западного мира «елка оказалась втянутой в растущий бум потребления». Добрые волшебные традиции превратились в доходную отрасль бизнеса. Коммерсанты и дизайнеры изощряются, создавая рождественские деревья немыслимых форм из самых неожиданных материалов, порой с использованием высоких технологий. Но по-прежнему в почете натуральные елки с запахом смолы и хвои, рукодельные игрушки и подарки. Рождественская елка остается всемирным символом чуда и красоты, пробуждая светлые воспоминания и даря надежду на успехи в наступающем году.