Книги о Марксе и марксизме сегодня нужны как никогда: крах казавшейся столь стабильной капиталистической экономики, которую либералы традиционно считали наукой, а левые — идеологией, заставляет людей искать альтернативные дискурсы, позволяющие с другой точки зрения взглянуть на сложившуюся в мире ситуацию. Кризис ознаменовал настоящее, не календарное начало XXI века, и каким он будет, во многом зависит от того выбора, с которым сегодня сталкивается все большее количество небезразличных к судьбам общества людей. Не будем утверждать, что учение Маркса живо, потому что оно истинно — разумеется, марксизм нуждается в регулярном переосмыслении, однако на сегодняшний день существует и еще одна, не менее насущная проблема: многим нужно буквально на пальцах объяснять, что такое марксизм, зачем он нужен и почему имеет так мало общего с процветавшими в Советском Союзе нищетой, серостью и скудоумием.

Именно поэтому стоит отметить выход на русском языке научно-популярной книги Фрэнсиса Вина «Карл Маркс: Капитал». И не беда, что она коряво переведена и плохо отредактирована (для коммерческих издательств некачественные переводы в последнее время стали нормой, так что можно на этом отдельно не останавливаться). Главное, что подобные тексты зачастую оказываются более содержательными и правильнее подают материал, нежели университетские учебники по философии, написанные бывшими «марксистами» или их учениками. Приятно и то, что издание массовое: серия «Десять книг, изменивших мир» распространяется в широкой книготорговой сети, «Капитал» оказался в соседстве с «Библией», «Кораном», «Одиссеей» и другими знаковыми произведениями мировой культуры.

Как и любой приличный науч-поп, книга Вина написана просто, доходчиво и «увлекательно»: автор начинает с того, что подчеркивает «художественность» «Капитала» и ссылается на известную любовь Маркса к романам Бальзака, которыми тот зачитывался в том числе и в период работы над своим opus magnum. Так что «Капитал» оказался похожим на роман, правда, не классический: «Ко времени написания «Капитала» он из обычной, традиционной прозы выходил к чисто литературной комбинации различных стилей — где соседствовали голоса и цитаты из мифологии и литературы, из отчетов фабричных служащих и сказок, по образу «Песен» Эзры Паунда или «Бесплодной земли» Элиота». Дальше следует логичное сравнение с додекафонической музыкой Шёнберга, однако гораздо забавнее — отдадим должное юмору автора — сопоставление «Капитала» с шедеврами Элиота и уж тем более Паунда, радикально правых литераторов.

Книга состоит из «Вступления» и трех частей: «Созревание», «Рождение» и «Зрелость». В первой коротко пересказывается биография Маркса и зарождение самой идеи обобщающего труда по политэкономии. Подробно пересказаны небезызвестные коллизии со сдачей «Капитала» в печать и даже проблемы со здоровьем, преследовавшие автора в процессе работы: «Все нарывы исчезли, как только он дописал последнюю страницу. «У меня всегда было такое чувство, — говорил ему Энгельс, — что эта проклятая книга лежит в основании всех твоих несчастий, и проблемы закончатся, пока не отделаешься от нее»». Вин сознательно выбирает подобные детали, чтобы на последующих страницах не напугать читателя сложными теоретическими построениями, и довольно ловко справляется с этой задачей. Прибавочная стоимость и накопление капитала объясняются крайне доходчиво, с примерами и обсуждением спорных моментов. Например, Вин показывает, что фразу «Капитализм ведет к прогрессивному обнищанию пролетариата», которую противники марксизма не единожды осмеивали, нельзя понимать буквально — она относится только к низшим слоям общества и в этом смысле абсолютно верна: бедность одних является залогом богатства других.

Примечательно также и то, что при обсуждении идей Маркса Вин поминает литераторов (например, Диккенса и Свифта) не реже, чем экономистов, и настаивает на художественной ценности «Капитала»: «Одним словом, «Капитал» полностью уникален. Ни сейчас, ни когда-либо не существовало ничего даже отчасти подобного ему, и, наверное, именно поэтому им либо пренебрегают, либо неправильно его истолковывают».

В третьей части книги представлен краткий обзор рецепции марксизма: реакция современников, формирование догматического «марксизма-ленинизма», Маркузе, Адорно, Кейнс, Шумпетер. Несколько примечательных страниц посвящено Альтюссеру, переосмыслившему наследие Маркса со структуралистских позиций. По словам Вина, альтюссеровская версия марксизма, освобожденная от экономического детерминизма, гегельянства и «субъективизма», впоследствии среди прочего эксплуатировалась французским философом для того, чтобы избавиться от чувства вины после убийства своей жены.

Мораль книги «Карл Маркс: Капитал» проста и прозрачна: несмотря на то, что буржуазия все еще на коне и более прогрессивная общественная формация не спешит сменить прогнивший капитализм, это ничуть не приуменьшает ценности анализа, предложенного Марксом: «Не оказавшись погребенным под камнями берлинской стены, Маркс, может быть, только теперь начинает появляться в своем истинном смысле. Он все еще может стать самым влиятельным мыслителем XXI столетия».