1430389369/ пер. с англ. С. Лихачевой. – М.: Иностранка: ИГ «Азбука-Аттикус», 2015. – 798 с. – (Большой роман)
«ЧИТАЕМ ВМЕСТЕ» / Май, 2015

 

Иллюзия счастья

Роман Элеанор Каттон «Светила» – самое длинное произведение, когда-либо получавшее Букеровскую премию. Только первая глава его занимает 350 страниц и дает вводную информацию о жизни небольшого городка Хокитика в Новой Зеландии. Премию роман получил сравнительно недавно – два года назад. А поскольку произведения такого объема и художественного уровня требуют внимательного и очень искусного перевода (за что можно только поблагодарить Светлану Лихачеву, проделавшую эту сложную и напряженную работу), то можно сказать, что мы держим в руках новинку мирового издательского рынка.

Впрочем, Элеанор Каттон установила еще один рекорд – 28-летняя новозеландка стала самым молодым лауреатом Букеровской премии. «Светила» – вторая книга писательницы, дебютный роман «Репетиция» вышел в 2008 году. Он был посвящен секс-скандалу в средней школе.

Действие нового романа происходит в разгар золотой лихорадки. Уолтер Муди приезжает в Новую Зеландию в надежде стать удачливым золотоискателем. Молодого Уолтера привела в этот дикий край семейная драма и надежда на лучшее будущее. Здесь он знакомится с Советом, состоящим из двенадцати мужчин: банковского служащего, аптекаря, судовладельца, хозяина местного театра, юного маори – добытчика нефрита, китайца-златокузнеца и еще полдюжины других граждан, которые пытаются разгадать серию нераскрытых преступлений и несколько таинственных происшествий, в которые оказались впутаны: смерти, исчезновения и тяжелые отравления наркотиками… Не правда ли, напоминает «Десять негритят» Агаты Кристи, но на этом сходство заканчивается. 27 января 1866 года в одном прибрежном новозеландском городке таинственным образом исчезает юный счастливец, сказочно разбогатевший во времена золотой лихорадки. В это же время отшельник, чахнущий над златом, умирает в собственной хижине, а переборщившая с опиумом и едва не погибшая проститутка попадает в тюрьму за попытку самоубийства и непотребный вид. Еще в романе есть кораблекрушения, контрабандное золото, шантаж, несчастная любовь, мошенничество и месть.

Структура книги основывается на астрологии: двенадцать «звездных» героев, соответствующих зодиакальным знакам, и семь «планетарных» вращаются вокруг героя – «земли», убитого при таинственных обстоятельствах. Каттон высчитывает движение небесных тел в период описываемых событий (с 27 января до 20 марта) и выстраивает текст в зависимости от лунных циклов. Видимо, исходя из этого, англоязычные критики уже назвали «Светила» Элеанор Каттон «новозеландский “Твин Пикс”». Именно эта астрологическая составляющая и есть главная «фишка» книги, которая одних моментально привлекает и заставляет читать, не отрываясь, а других принуждает закрыть роман. Впрочем, делают они это зря. Кроме астрологии, в книге есть множество других достоинств и неожиданностей, не говоря уже о стилистике и выстроенности произведения.

Элеанор Каттон удалось создать большой роман в стиле XIX века, который подготовленный и думающий читатель воспринимает легко и приятно. Если вы думаете, что эта книга – очередная мистика с авантюрной составляющей, то глубоко ошибаетесь. Это всего лишь внешняя оболочка, иллюзия, за которой скрывается подлинный шедевр. А обманка специально отвлекает читателя, создавая некий мир, мешающий нам постичь замысел писательницы, с первых страниц погружающий в липкий и неожиданный контекст, где есть все: любовь и жестокость, надежды и катастрофы, вера и предательство, будущее и смерть.

Каттон выстраивает колоритный, полнозвучный мир, в котором своей жизнью живут сотни героев, пересекающихся в нужный и предопределенный свыше момент. Здесь есть спившиеся отцы и одержимые кровной местью дети, больше похожие на сатирических злодеи со всеми привычными штампами и атрибутами, умные, хитрые и жадные девицы из борделей, способные обвести вокруг пальца любого, кто заглянет на красный огонек, раскосые владельцы опиумных притонов, выкачивающие из своих клиентов не только деньги, но и жизнь, тонкой струйкой вытекающую из трубки и тающую в полутемном угаре самого притона. И как итог всего этого иллюзорного мира разврата и обмана – золото, ради которого все это и существует. Но не обман ли и само это золото? Не оно ли главная иллюзия? И каждый персонаж, каждый сюжет умело вплетен в основное повествование, дополняя и перетекая из одного в другой, вовремя выстреливая и заставляя возвращаться и задумываться над действиями и словами персонажей.

Впрочем, в какой-то момент читатель ловит себя на мысли, что он уже не так тщательно следит за сюжетом, поскольку утомился от изобилия персонажей, ловушек, красот и экзотики. Каттон становится заложницей собственной идеи и не может изменить собственные построения, поскольку тогда все рассыплется, потеряет смысл и витиеватую прелесть. Но и читатель уже не может бросить книгу, стремясь добраться до истины, досадуя на самого себя за потерянные бдительность и внимательность.

Викторианская эпоха, выбранная автором, – это только драпировка, удобная ширма, за которой писательница скрывает свое отношение к миру сегодняшнему и пытается рассказать нам о том, что в нем, увы, ничего не изменилось. Викторианство дает роману неторопливый темп, тягучесть, без которой он бы не смог существовать при современном темпе жизни.

Существование этой книги вновь ставит вопрос: может ли в наше время выжить большой роман. Подобный вопрос совсем недавно поднял уже роман «Щегол» Донны Тартт, но так и не дал на него полноценного ответа, заставив читателя просиживать вечера за книгой в поисках истины. И вот новая попытка. Означает ли это, что большой роман вернулся? Возможно, скоро мы об этом узнаем…