«Ильдар Абузяров – человек для меня таинственный, не всегда мне понятный, но очень любимый мной, – так отзывается об авторе этой книги Захар Прилепин. И продолжает. – Он относится к той, очень малой части людей, о которых знаешь наверняка – они не способны на дурные поступки. Наверное, это качество должно как-то отражаться и на том, что пишет Ильдар. Вообще, наши характеры, с их слабостями и достоинствами, вполне видны в наших сочинениях. Надо только уметь присмотреться. Но вот в случае с Ильдаром проследить связь его характера, его обаяния, его мироощущения с написанным им текстом не всегда удается. Некоторые вещи его я очень люблю, некоторые не понимаю совсем; но в любом случае я воспринимаю Ильдара как редкое, ни на кого не похожее литературное явление».

И с этими словами трудно не согласиться: проза Абузярова самобытна, порой виртуозна, музыкальна и даже волшебна. Но самобытность не исключает «вписанности» в литературный (и более широкий культурный) контекст. Где-то аллюзии очевидны, а где-то они только угадываются (и не факт, что разбросаны они обязательно с умыслом). Вот, к примеру, «Книга книг» – в нем не только отсылка к взятому в качестве эпиграфа «Арабскому кошмару» Роберта Ирвина, но и к творчеству Борхеса. И при этом рассказ – это совершенно самостоятельная вещь. Причем рассказы Ильдара Абузярова не похожи на постмодернистские расчетливые игры с текстами – искренен в своем творчестве. А темы в этом творчестве вечные: смысл жизни, любовь, жертвенность. Да, именно обреченная любовь и жертвенность – это то, о чем давшая имя всему сборнику повесть «Концерт для скрипки и ножа». И пусть не смущает читателя вопрос, зачем четверым музыкантам из польского Белостока и Варшавы понадобилось покупать корову для Курбан-байрама – татары живут в Польше со Средних веков…