На языке оригинала в названии «Bleeding edge» скрыта строго окрашенная гамма значений. Русский перевод затрагивает лишь часть, своего рода край, кромку английского выражения, оставляя за бортом (навылет) понятие технологии, высокой стоимости и – кровотечение. В этом трудно винить М. Немцова, которому пришлось сделать выбор, но в данном случае актуальность сказанного как никогда зависит от прочтения; может быть, следовало написать примечание.

Поток болтовни, лишенный опорных точек, связующих, не складывается в общую картину: некое наблюдение жизни вне обрисовки контекста (но не вне контекста). Традиционно для себя писатель делится с нами своими открытиями, оставаясь, однако, в кругу собственных мыслей и не особенно интересуясь результатом. «Шифрование затейливо, если не до безумия серьезно». Сюжетно, если отвлечься от бесконечного преобразования и искажения языка, книга несложная и даже примитивная. Набор маркеров: исламский фундаментализм и Чечня. Госзаказы США и война в Заливе. «Негатив города» (Нью-Йорк), 2001 год. Отражение мира в компьютерных кодах, виртуальная реальность как «пристанище». Но и здесь преступление оставляет финансовый след. Максин проводит ревизию: «это просто еще один лабиринт», в котором следует отыскать «комплект незримых ссылок». Цифры переходят из одной колонки в другую. Кто-то умирает… Переживания персонажа, когда мы, наконец, найдем о них несколько слов, трафаретны и находятся в поле самой массовой литературы. Все, что принадлежит механизму причинно-следственной связи, удивительно шаблонно.

В целом, русскоязычное издание получилось скорее для ознакомления, чем для того, чтобы полюбить (не получится) хитроумного бытописателя паранойи, таинственного затворника Манхэттена и составителя финансовых отчетов международных заговоров. Является ли английский язык героем романа Пинчона (и каким именно героем), судить по переводу некорректно, да и незачем.