Разве есть занятие лучше, чем выписывать по жизни словесные кренделя, заноситься в поднебесье виражами фраз, ловить в зеркальце отражения рифм и пускать их побегать наподобие солнечных зайчиков? Можно ли пожелать заниматься чем-то более полезным и правильным, нежели вольным бродяжничеством по просторам речи, в языковых россыпях? Особенно, если пример такому упоительному способу существования подает наша самая любимая и самая удачливая старательница по части слов Юнна Мориц?

Большинство из ее дивных находок щедро раздарены направо и налево, мир наш украшен ими. И стоит кому-то случайно сказать, например: «Ежик резиновый», – так все, кто рядом, тут же вспомнят: «Шел и насвистывал дырочкой в правом боку». И все доподлиннейшим образом знают, отчего «собака бывает кусачей» и сочувствуют печальному пони с его комплексом «разве, разве я не лошадь?» Это происходит потому, что самые развеселые и бесшабашные игры со словами у автора происходят не понарошку, а абсолютно всерьез – на основе того, что все реально чувствуют, но только Юнна Мориц умеет передать. Вот, например, стихотворение «Свежие коты» просто списано с натуры, с физических ощущений: «У меня уже готов для тебя букет котов. Что за ушки! Что за лапки! Всяк потрогать их бежит. Я несу букет в охапке, он дерется и визжит». Букет котов в охапке – чистая правда, я его сам носил и ношу, являясь счастливым котовладельцем шестерых желтоглазых и зеленоглазых. А кто-то другой наверняка выступит очевидцем ситуации, когда «мыли блюдца два верблюдца», или «кочегару Четвергу смастерили кочергу» – почему бы нет? Ведь сотни людей видели собственными глазами, как «папа с веником летает, подметает потолок». Папа абсолютно адекватен, просто ему надо прогнать страшную осу от детского чаепития с вареньем и пончиками.

Мир поэзии Юнны Мориц очень весел и густо населен замечательными живыми существами, а также одушевленными предметами. Эта одушевленность оригинальна и в то же время чрезвычайно проста: «Шло по улице окно, там, где ночь стояла. Ночь стояла, шло окно, ангелом сияло». Ангелом потому, что он был на елке, а елку было видно в окно – это ведь сразу понятно, не правда ли? А если кому-то что-то понятно не сразу, то вот отличные картинки, к каждому стихотворению по несколько штук. В том числе и к стихотворению, которое рассказывает о том, как «по улице Поэтской походкой молодецкой при дождевой погоде, а также снеговой, идет, как все мальчишки, художник этой книжки». Он «двигает ушами фантазии живой», а зовут его Евгений Антоненков.