Сегодня критики наперебой и с новой силой заговорили об одном из патриархов-шестидесятников Василии Аксенове (1932–2009), авторе знаменитых романов «Ожог», «Остров Крым», «В поисках грустного бэби», «Московская сага» и многих других текстов. Ибо, как выяснилось, спустя некоторое время после безвременной кончины писателя его книга «Таинственная страсть» (2007), бойко объявленная издателями последней, оказалась далеко не такой. Кстати, публикация эта вышла очень спорной, вызвала у многих читателей недовольство теми купюрами, которые позволили себе люди, ее напечатавшие.

Но как бы там ни было, сегодня в продаже появился очередной (неоконченный) автобиографический роман Василия Аксенова «Ленд-лизовские. Lend-leasing», изданный без правок и цензуры родственниками писателя: М.А. Аксеновой и А.В. Аксеновым (совместно с издательством «Эксмо»). Рукопись якобы была обнаружена после смерти писателя в его компьютере.

По задумке Аксенова книга в трех частях должна была повествовать о детстве и юности мальчика Акси-Вакси. В итоге свет увидели первая часть и начало (тридцать страниц) второй.

Роман предваряют не одно, а целых три предисловия (Дмитрия Быкова, Виктора Есипова и знаменитого джазмена Алексея Козлова, последний видит в Аксенове собрата, естественно, не в музыкальном, а в духовном плане). Что также делает книгу событием.

Конечно, Аксенов прав: детство, каким бы оно ни было – прекрасно. И мальчик Акси-Вакси (хоть и рано повзрослевший) тоже это понимает. Впрочем, сам он частично сравнивает происходящее с чудным и странным сном: сначала были многочисленные няньки, цацкавшиеся с юным воспитанником, мама Женечка Гинз и папа Павлуша – красивая пара, разъезжавшая на большой партийной машине с личным водителем. А потом вдруг детский дом, полугодичное пребывание в спецдетдоме для детей врагов народа… временное усыновление в семье тетки, война, голод… ленд-лиз…

Впрочем, в книге Аксенова нет ненависти ни к стране Советов, ни к военному времени. Даже чудовищная сцена свидания с отцом в сознании Акси-Вакси была теплой, потому что папа показывал верблюда, водрузив малолетнего сына себе на плечи. Наверное, это потому, что писатель сумел простить всех. Оттого и роман (особенно первая его часть) получился невероятно светлым.

Голод, мор, репрессии, война – все это, конечно, никуда не делось, однако, как нечто маловажное, отошло на второй план, уступив место мимолетному счастью, мальчишеской радости и пацанскому братству. К тому же писатель признает: открытие Второго фронта и Ленд-лизовский договор (заслуга Америки, часто замалчиваемая) действительно помогли. «Поставки продовольствия в рамках lend-lease («в-долг-с-рассрочкой») не только уберегли миллионы детей от истощения и рахита, они также подняли общее настроение. Еда прибывала к нашим желудкам, в общем-то, в мизерных количествах, однако народ вроде бы стал понимать, что он не одинок».

И эта странная легкость поселилась в людях. Стали бегать на танцплощадки и подглядывать за танцующими, устраивать домашние посиделки за столом, ездить в лагеря (хоть тут Аксенов и иронизирует), влюбляться в девчонок, просачиваться в кино…

И все бы ничего, вот только тридцать страниц второй части (передающей мальчишеское сознание) сводят на нет все впечатление от первой, впрочем, собирался автор ее переписать или нет, мы так и не узнаем.