До того, как современные технологии снабдили доступным сервисом навигации любого покупателя мобильных устройств, окном в мир служила географическая карта. То есть двухмерная настольная или настенная модель, условный образ Земли, дающий возможность воспринимать, анализировать и представлять трехмерную реальность мира. Причем не только в пространстве координат, визуальном определении границ и местоположения природных и рукотворных объектов, но в «пространственном понимании предметов, идей, условий, процессов или событий в человеческом мире». Узнать, как развивалось это понимание, значит узнать всю историю человечества.

Книга финской писательницы и историка науки Марьё Т. Нурминен через старинные карты открывает читателям сложную и загадочную картину мира, которая формировалась в сознании европейцев на протяжении тысячи лет, с VII в. (датировка самых древних сохранившихся карт) до конца XVIII в., когда были обозначены практически все контуры материков, кроме Антарктиды. И сразу же надо признать, что такое погружение чрезвычайно эффективно и познавательно как для носителей «европейской идентичности», так и для тех, кто смотрит на этих носителей немного со стороны.

Традиционная логика первых попыток отобразить мир на картах подсказывала свои собственные пространства располагать в центре, а по краям размещать чужие, неизведанные земли. Притом в те далекие времена на картах изображали и многое другое, не относящееся к географии. Представления о том, что должно быть нанесено, менялись от эпохи к эпохе и в зависимости от целей составителей. Например, особым средневековым картографам – просвещенным монахам – нынешние требования к картам были попросту чужды. В их религиозном миропонимании карты вовсе не должны были служить подспорьем к суетному перемещению людей по земной и водной поверхности, но быть космографическими иллюстрациями и духовными путеводителями, помогающими верующим понять сотворенный Богом мир как целостность в свете христианского учения. Жившие в одно и то же время духовные лица и торговые мореходы делали совершенно разные карты! Но и в тех картах, которые составлялись не идеологами, а практиками и отображали самый современный на момент их создания комплекс реальных знаний о море и суше, их первоначальное культурное наполнение во многом ускользает даже от самых искушенных исследователей. Просто потому что визуальный язык их культурных символов со временем стал непонятным, аллегорическая информация не поддается однозначному истолкованию.

Впрочем, того, что уже расшифровано, доказано и полностью освоено историей картографии, хватает для того, чтобы вскружить голову читателю. Одни только перипетии утрат и обнаружений исторических документов чего стоят! Вот, например, знаменитая португальская карта 1502 года – Планисфера Кантино – ее бы безнаказанно засидели мухи и выжгло солнце, повиси она еще месяц-другой над окном лавки невежды мясника в городе Модена в 1870 году! К счастью, городской библиотекарь однажды сам захотел прикупить к обеду свежей убоины, а не отправил на это дело кухарку. Да что там 1870 год… Совсем недавно, в 2001 году, доблестные немецкие полицейские просто выполнили свою работу, подослав подставного покупателя к сбытчикам краденых артефактов. В итоге мировая наука обрела самую древнюю карту звездного неба возрастом свыше трех с половиной тысяч лет, ныне известную как диск из Небры – бронзовая плоскость диаметром 30 см с золотыми вставками.

На все же это только детали… Главная ценность великолепно изданного фолианта – в его познавательности. Пять глав книги – это пять этапов развития европейской цивилизации, рассмотренные с нестандартной точки зрения. Как сочетание двух абсолютно разных целей – торжества религиозной философии и прокладывания точных торговых маршрутов – привело к плодотворному взаимовлиянию двух картографических традиций. Как произошел перелом в истории картографии, когда были воскрешены заложенные древними греками основы математических методов и позволили заново связать географию (представление и описание земной поверхности) с космографией (представление о положении нашей планеты в отношении других небесных тел). Как вооруженное этими вновь открытыми знаниями искусство навигации в сочетании с изобретением книгопечатания стало двигателем «эпохи великих открытий». Как печатная карта выступила потребителем свежего притока географической информации и, в свою очередь, стала импульсом экономических новаций, а заодно превратилась в инструмент государственной политики и пропаганды. И кроме всего прочего, карта пополнила собой область художественных достижений, стала предметом искусства, требующим для своего создания самых передовых технологий. Красотой карт позволяют насладиться высококачественные иллюстрации, а сведения о выдающихся картографах ставят их работу в один ряд с творчеством великих изобретателей и художников. В итоге уникальное издание представляет собой редчайший образец подарочного издания, призванного одновременно удовлетворить запросы поклонников точного знания и любителей давать простор воображению.