Корреспондент газеты «Вашингтон пост» Дэвид Ремник отправился в Москву в январе 1988 года. Работал интенсивно, отправлял в редакцию от трехсот до четырехсот текстов в год. А еще – много наблюдал и общался с советскими людьми.

Он говорил по телефону с престарелым Кагановичем, упрашивая его дать интервью. Встречался с диссидентами, историками, публицистами, кинорежиссерами времен перестройки. Видел толпы колхозников, отправлявшихся в воскресенье в областной город купить еду. Делал репортаж о первой в СССР демонстрации крымских татар. Пытался расшифровать идеологический язык советских газет. Замечал, как менялось на глазах официальное отношение к революции и социализму.

18 августа 1991 года Ремник вернулся в США. А тут в России такое началось! Мимо дома на Кутузовском проспекте, где он прежде жил, шли танки к Белому дому… Ремник тут же вернулся в Москву, где пробыл до конца года. Репортажи и рабочие записи того времени легли в основу книги «Могила Ленина».

Многим американцам и русским тогда казалось, что демократия западного типа в России бесповоротно победила. Провозглашены свободы, выпущены из тюрем политические узники, рассекречены тайные дипломатические протоколы. Ночной спуск красного флага и подъем триколора над Кремлем особенно запомнился журналисту из Вашингтона. «Конец коммунизма. Конец империи. Конец истории. Могли ли в России после тысячи лет феодализма, царского самодержавия, тоталитарного коммунизма утвердиться либеральная демократия, процветание, истина и справедливость?» Но вскоре начался процесс, который многие западные аналитики сочли откатом назад. Ремник рассматривает это переломное время в привычном ему американском ракурсе. Не всем отечественным читателям книги его выводы покажутся справедливыми. И на «нового Джона Рида» Ремник совсем не тянет. Но это по-своему интересный взгляд на те четыре года, которые перевернули нашу страну.

Купить бумажную книгу