В своей книге Татьяна Соломатина продемонстрировала все, кроме яркого языка, в данном случае одесского (замешанного на суржике, диалектизмах и местном говорке), хорошего стиля, внятного текста, интересного сюжета и образа Того Самого Города (то есть Одессы). С первых же страниц создается впечатление, что этого сочинения не касалась рука редактора. Поэтому ляпы, вроде: «Рыбный ресторан в Москве – это само по себе да, не правда ли?» или «И вот когда я уже совсем родилась, то сперва ничего не поняла» – дело обычное. Но главная проблема даже не в том, что письмо Соломатиной небрежно, а в том, что, имея под рукой редкий материал, вроде тех самых ни с чем не сравнимых одесских историй, писательница поленилась им воспользоваться. В целом книга напоминает неудачный еврейский анекдот, переиначенный на русский лад.