Роман Ромы Тирн открывает нам совершенно неизвестный мир Цейлона, где до сих пор продолжается война, и люди живут колониальными понятиями времен Британской империи. Но любовь способна победить даже в этих условиях, несмотря на все препоны и запреты…

Рома Тирн родилась на Шри-Ланке, в 10 лет переехала в Англию, окончила Балетную школу в Лондоне и Художественную школу Раскина в Оксфорде. 20 лет была художником-перформансистом. «Москит» – ее дебютный роман, который вошел в шорт-лист престижной премии Costa. Это боль о родине, которую разрывает война и способности обычного человека противостоять разрушению и внешнему, и внутреннему, если есть то, ради чего стоит жить и творить.

Писатель Тео приезжает на Шри-Ланку из Лондона. Здесь он встречает девочку Нулани. Она мало говорит после того, как ее отца убили сепаратисты. Зато много рисует. И этот дар, данный ей от природы, поражает писателя. Тем временем война доходит и до тех мест, где живет Тео. Их любовь помогает им выживать и не замечать творящегося вокруг ужаса, пока он не захлестнет их самих. Но девочке удается бежать в Лондон, а Тео проходит через кошмар плена, пытки и побои, беспамятство, невозможность писать… Но он возвращается и пишет новую удивительную книгу, которая и возвращает ему, казалось, уже навсегда потерянную любовь.

Война тамильских террористов в романе отождествляется как нашествие малярийных москитов – крохотных ангелов смерти, вместе составляющих кошмар, который фактически невозможно победить…

В книге много света и красок. Тирн и здесь осталась художницей, даже если описывает стакан свежего лаймового сока, запах франджипани, рыбу с чили, ужин на фоне заката и подносом с белоснежной салфеткой. И тем страшнее краски войны, поглощающие напалмом всю эту экзотику и безмятежность. «Жизнь в этом раю в равной мере прекрасна и гибельна – подобно изящному и смертельному москиту»…

Корреспондент «ЧВ» Олег Фочкин встретился с писательницей во время ее визита в Москву и задал ей несколько вопросов.

– Создается впечатление, что в Вашей книге очень много автобиографичного. Главный герой и Вы – писатели, а героиня – художница. Насколько это соответствует истине?

– Да, конечно. В некоторой степени, это так и есть. Я использовала детские воспоминания. Вспомнила дом своих родителей, знакомые пейзажи острова. На самом деле, гораздо более автобиографичны две последующие книги, которые пока не переведены на русский язык. Они в чем-то являются продолжением «Москита», рассказывают о судьбе мигрантов из Шри-Ланки в Великобританию.

– Вы описываете сложную ситуацию на Вашей родине. В первую очередь это касается продолжающейся войны между тамильской террористической организацией «Тигры освобождения Тамил Элама» и правительственными войсками. Однако Ваша книга написана два года назад, за это время многое изменилось. В частности, в этом году были убиты лидеры террористов, и война прошла свою активную стадию. Что, на Ваш взгляд, сейчас происходит в Шри-Ланке, и как события будут развиваться дальше?

– Сама я на острове не была уже очень давно, но мне рассказывают, что ситуация действительно меняется. Президент впервые обратился к тамилам на их языке, и это уже большой прогресс для решения национальных проблем. Но я мало что понимаю в политике и не могу сказать, как события будут развиваться дальше. Ясно одно: решение тамильской проблемы – дело многих лет.

– Скажите, Вы больше художник или писатель?

– И то, и то. Это зависит от того, что в конкретной ситуации лучше передает мои мысли и чувства. И тогда я выбираю: слова или образы. Важно, чтобы работа была сделана достойно.

– В Вашем романе все заканчивается хэппи-эндом. После долгой разлуки, плена, смертей и мытарств главные герои вновь воссоединяются в Европе. Этот финал – дань европейскому менталитету, который привык к счастливому концу, или так и было задумано сначала?

– Почему-то практически все, кто спрашивают меня о книге, считают, что в ней счастливый конец. На самом деле, я оставила финал открытым. Да, герои снова встретились, но в их дальнейшей судьбе еще ничего не ясно. Он – уже старый и сломленный человек, она – молодая перспективная художница, у которой все только начинается. И, скорее всего, ничего хорошего из их новой встречи не получится. Я не хотела писать хэппи-энд.

– В романе Вы неоднократно говорите о том, что виновником нынешних проблем Шри-Ланки и других бывших азиатских колоний является Британская империя. Сейчас Вы живете в Англии и можете оценить отношение британцев к своим соотечественникам. Как Вы думаете, есть ли у англичан понимание сделанных ошибок, и насколько равноценна и необходима та помощь, которую они оказывают своим бывшим рабам?

Да, Британия виновата в прошедшем и происходящем на Шри-Ланке, пусть даже косвенно. И это связано с тем, что они предпочли не сингальцев, а тамилов, а потом ушли и бросили остров со всеми его проблемами и назревающей войной. Но нам пора понять, что нельзя во всем винить одних англичан. Пришло время, когда во всем пора разобраться самим островитянам.