Кажется, что больше всего автор книги избегает того, к чему стремится большинство других авторов, – привлечения внимания к своей собственной персоне. Его личное Я занимает позицию духовника, который служит общению человеческой души с Богом, но всячески сторонится роли переговорщика в этом общении. При этом все рассказы автобиографичны, их персонажи – реальные люди, с реальными событиями, переживаниями, духовным опытом.

«Шел 1984 год. Самому юному из нас, послушников Псково-Печерского монастыря, было восемнадцать, старшему – двадцать шесть. Четверо росли в нецерковных семьях, да и у пятого, сына священника, представления о людях, которые уходят в монастырь, мало отличались от самых что ни на есть советских. Еще год назад мы были убеждены, что в монастырь идут либо фанатики, либо несостоявшиеся в жизни люди. Да! – еще жертвы неразделенной любви. Но глядя друг на друга, мы видели совершенно иное…»

В первых рассказах архимандрит Тихон воскрешает свою светскую юность, совсем еще недавнюю, когда он окончил ВГИК. А еще ранее убедился, какой огромный и бесценный пласт культуры отторгнут государством от духовной жизни людей. Попытка заполнения пустоты привела его и друзей к спиритическим опытам, следствием которых едва не стало самоубийство… Будущего архимандрита спас совет священника принять крещение, а затем еще несколько случайных советов – съездить в монастырь, поговорить с отцом Иоанном (Крестьянкиным). Подробности поездки, быта, непривычных ощущений городского юноши от исполнения послушаний переданы удивительно просто – и убедительно. Молитвы, труд, строго организованный уклад жизни привлекли душу, которая с тех пор открыла для себя путь, самый светлый, самый интересный и попросту единственно возможный. На этом пути состоялось еще много-много встреч и событий, ставших основой книги.