Новая книга Олега Дормана стала не только литературным, но и культурным событием. После биографического сочинения «Подстрочник: жизнь Лилианны Лунгиной, рассказанная ею в фильме Олега Дормана» в продолжение серии вышла «Нота. Жизнь Рудольфа Баршая, рассказанная им в фильме Олега Дормана». В 2010 году незадолго до своей смерти в Швейцарии Баршай дал большое интервью (хотя на самом деле вся книга – длинный монолог о жизни). Тут и рассуждения о профессии, и разговор о великих музыкантах (Шостаковиче, Рихтере и т.д.), и просто беседа о самом главном для художника: «Говорили: “Надо писать музыку, которая понятна народу”. Что эти люди знали о народе или хотя бы о публике? В СССР была прекрасная публика, чуткая, серьезная, благодарная. А хотите знать, что думал об этом Бах, не только величайший, но и популярный композитор? Однажды его сын – тоже композитор, как и все сыновья Баха, – пришел домой очень довольный: он давал концерт и имел колоссальный успех. А наутро отец ему сказал: “Ты имел вчера большой успех у толпы – значит, ты плох. Надо сочинять не для масс, а для знатоков. Если у знатоков будешь иметь успех, тогда станешь великим композитором”. Это, прямо скажем, идет вразрез с большевистской моралью и понятием о воспитании трудящихся масс».

Соломон Волков справедливо заметил о книге еще в предисловии: «В совокупности это – беспрецедентная картина советской музыкальной жизни. И одновременно – волнующий автопортрет одного из ведущих ее творцов».

Рудольф Баршай был поистине великим дирижером. Во время войны с оркестром играл в госпиталях, на линии фронта и даже на передовой. После работал в Большом театре. Потом основал Московский камерный оркестр, а в 1970-х эмигрировал из СССР. На протяжении жизни сотрудничал с разными музыкантами (он руководил оркестрами в Японии, Канаде, Франции и т.д.), что и принесло ему заслуженное признание…