Александр Городницкий – фигура для нашей литературы культовая. Начало его популярности совпадает с годами знаменитой «оттепели», когда народ потянулся к поэтическому слову как источнику целительной мудрости. Потом нить его известности только натягивалась, как струна его гитары, и всегда была настроена на то, чтобы пробуждать в людях светлые лирические чувства. Вышедшая недавно книга «Новые стихи и песни» ярко свидетельствует о том, что талант Городницкого с каждым годом приобретает весомость зрелости, при это сохраняя непосредственную эмоциональность поэтического выражения. Открывают книгу стихи рубежа веков. В них особенно ценна зримость того, как поэт переживает непростую для России и мира эпоху, какими художественными средствами пытается ее переосмыслить: «Когда слабеет звук и листья с веток хилых / Срываются, легки, в полете не вольны, / Я понимаю вдруг, что увязать не в силах / Мелодию строки с мелодией струны».

Это стихи вовсе не о выборе между строкой песенной и строкой поэтической. Это стихи о мучительной разорванности современности, где в завуалированной метафорической форме читателям дается возможность встроиться в трагически чувственную парадигму.

Надо сказать, что есть на свете много талантливых бардов, стихи которых при чтении глазами ощутимо проигрывают. Мелодия вкупе с тембром голоса способна добавить в стихи интонацию, которая в безмузыкальном варианте или мало заметна или вовсе отсутствует. Городницкий – совсем другой случай. И хоть он неизменно ставит подзаголовок «песня» к тем сочинениям, которые исполняет под гитару, эти тексты вполне адекватно существуют и на литературном поле. «Не выпрашивай у Бога дальные края, / Трап скрипучий под ногою, обыски таможен. / Белой скатертью дорога горькая твоя / Завивается пургою, кончиться не может».

Творчество Городницкого в этой книге представляется объемным и разноплановым. Он не замыкается только на ставшей его визитной карточкой городской лирике, где герой, как правило, грустный романтик-наблюдатель. Он предельно расширяет традиционный поэтический кругозор, осматривает окружающий мир с разных точек. То принимая позу наблюдателя, намеренно чуть замедляя стихотворный темп: «Над полосатыми скалами Биаррица, / В стране непокорных басков, что издавна знаменита, / Франко-испанской границей / Раздвоенная, как копыто». То активно сопереживая горестным картинам нашего трагического прошлого: «Сочится медленно, как струйка, /С клубка уроненная нить. / Соседка умерла, буржуйку /Уже не в силах погасить. / Пожар занялся еле-еле, / И не дошло бы до беды, /Его бы погасить успели, / Да только не было воды».

Уверен, что многие, кто любит песни Александра Городницкого, ознакомившись с этой книгой, откроет для себя много нового и увидит самобытного поэта, совершенно технически оснащенного и не теряющего ни на секунду то ощущение русской пронзительности, что и делает стихи стихами…