Много ли можно сделать в одиночку? Много — если тебя зовут Карла дель Понте. Цель своей работы знаменитый швейцарский прокурор видит в том, чтобы «покончить с безнаказанностью, которой на протяжении современной истории пользовались такие личности, как Пол Пот, заливший кровью поля Камбоджи; офицеры, приказавшие расстрелять тысячи насильственно репатриированных югославских военнопленных в 1945 году…»

Список этот легко продолжить. Па­тологических типов, полагавших собс­твенные убеждения, политические или экономические интересы доста­точным основанием для массовых убийств даже в последние четверть века, сыщется немало. Карла дель Понте нисколько не желала вникать, почему эти люди поступали подобным образом. Она — на стороне тысяч и тысяч безвестных жертв, у которых тоже «были имена, фамилии, родите­ли, сыновья, дочери, надежды и стра­хи». И больше всего она жаждет отыс­кать, изобличить и раздавить, словно гадов (недаром она называет себя «охотницей за змеями»), тех, кто обра­тил в прах тысячи жизней.

Читать эту книгу тягостно, потому что понимаешь, что все разговоры о прогрессе, цивилизации, правах чело­века — пустословие, а на самом деле жизнь человеческая не стоит ни гроша, и добропорядочные с виду граждане чрезвычайно легко бросаются убивать себе подобных, как только чувствуют безнаказанность. И всегда есть силы, которым такие ситуации выгодны.

Охота Карлы дель Понте обернулась неудачей — настоящими ее противни­ками стали не убийцы, а респектабель­ные господа, вполне законопослушные и даже облеченные властью оказывать ей всяческое содействие. По иронии судьбы, среди них были и те, с чьей по­дачи она и начала свою охоту. В сущ­ности, поведение ряда высокопостав­ленных чиновников стран Евросоюза, США, ООН и других международных организаций — в том числе и первых лиц государств — ничем не отличалось от поведения банкиров наркомафии, от которых Карла дель Понте, будучи генеральным прокурором Швейцарии, требовала действий, «которые отри­цательно скажутся на прибы­ли их корпораций и поставят под угрозу их солидные годовые премии». Эти самые банкиры, которым дель Понте в свое вре­мя изрядно потрепала нервы (и лишила, должно быть, много­миллиардных доходов), в 1999 году пили шампанское, узнав о том, что госпожа генеральный прокурор назначена главным обвинителем двух Междуна­родных трибуналов — по быв­шей Югославии и по Руанде.

Рано радовались — у дель Понте хватило воли и энергии показать, как глубоко уходят корни конфликтов в этих странах, какие, подчас очень даль­ние, связи сплетаются там в кровавый узел. Она начинала работать непред­взято — у нее не было изначального мнения о том, что какая-то из сторон, вовлеченных в конфликт, виновна из­начально. Но довольно скоро она и дру­гие сотрудники Международных три­буналов осознали, что работают «в се­рой зоне между правовой и политичес­кой сферами», в серой зоне, обитатели которой — «политические лидеры и дипломаты, солдаты и шпионы, тор­говцы и преступники, — считают, что они пользуются безнаказанностью, мо­гут совершать крупные преступления и не понесут за это никакой ответс­твенности». Считают оправданно — ведь они пользуются покровительством тех самых респектабельных господ в высших эшелонах власти самых разных стран. Эти господа успешно используют разработанную итальянской мафией тактику muro di gomma — «резиновой стены» — когда, публично клянясь извести злодеев, тянут время и выводят преступников из-под удара. Как правило, все это сопровождается жесточайшим давлением — от насме­шек и черного пиара до прямых угроз и физического насилия. Карла дель Пон­те поименно называет ряд междуна­родных гроссмейстеров такой тактики. Среди них — президент США Джордж Буш-младший, директор ЦРУ Джордж Тенет, премьер-министр Италии Силь­вио Берлускони, секретарь Ватикана по связям с государствами монсиньор Джованни Лайоло… Никакого желания содействовать расследованиям, кото­рые вела дель Понте, не испытывали не только многие чиновники тех стран, против граждан которых выдвигались обвинения, но и высшие круги НАТО, а подчас и ООН. Особые сложности возникли в расследовании преступле­ний Армии освобождения Косова, ко­торая оказалась тесно связана с меж­дународной мафией, причастной к торговле человеческими органами.

Безусловно, неудача дель Понте, не позволившая покарать тех, кто устраи­вал массовые убийства в Ру­анде и на территории бывшей Югославии, по всей строгос­ти закона привлечь к ответственности тех, кто санкцио- нировал бомбардировки гражданских объектов Югославии, связана, прежде всего, с неясным статусом самого Международного трибунала. Создатели его преследовали политические цели — надлежало показательно пока­рать плохих парней, чтобы немножко успокоить прогрессивную обществен­ность. Кто ж знал, что дель Понте ста­нет докапываться до самой сути, что найдет свидетелей, не побоится пойти на конфронтацию с сильными мира се­го? А, между прочим, этого следовало ожидать. Дисциплинированная девоч­ка с католическим монастырским вос­питанием, из провинциальной патри­архальной семьи сменила доходную карьеру адвоката по бракоразводным процессам на роль борца с мафией и военными преступниками с той же легкостью, как выводила свой Porsche на гоночную трассу. Просто мало кто знал, что девчонкой она и в самом деле промышляла ловлей змей. Сейчас она как бы в почетной отставке — служит послом Швейцарии в Аргентине. Но ее книга — подтверждение того, что она продолжает свою борьбу.