…Разумеется, не только о Нем, но, безусловно, Бог и отношения человека и человечества с Ним были главными для Василия Васильевича Розанова (1856–1919) – философа, публициста и критика. А также основателя – или, во всяком случае, предтечи – блогерства. Да, именно так: на десятилетия опередив возможности Интернета, русский мыслитель, выходец из глубокой провинции и «затрапезного» сословия, нисколько не разбиравшийся в технике даже того времени, стал первым на Руси, а то и во всем мире, блогером. И это отнюдь не эпатажное заявление, и мы сейчас разберемся во всем по порядку.

Кроме философских монографий о христианстве, о еврействе, о Первой мировой войне, о творчестве Толстого, кроме литературно-критических статей и эссе в периодике, был у Розанова еще один комплекс сочинений в каком-то странном, до сих пор не определенном жанре. Дневник? Нет, не дневник: ничего последовательного, внешнего и каждодневного. Исповедь? Нет, не исповедь: хоть и много «самокопания», но без всякой попытки создать цельный автопортрет. Записки? Но под этим можно понимать что угодно. Остается просто перечислить заглавия: «Уединенное» (1912), «Смертное» (1913), «Опавшие листья» (короб 1 – 1913, короб 2 – 1915), «Мимолетное» (1914) и не изданные при жизни «Сахарна», «После Сахарны» и «Последние листья». Именно они привлекают больше всего, «зажигают», говоря современным языком, на их мысли хочется немедленно возражать или так же немедленно с ними соглашаться, забыв, что с момента авторского высказывания прошло сто лет.

Откроем для примера самую последнюю издательскую новинку – «Опавшие листья» в двух томах, где второй том – это комментарии В.Ю. Шведова с его же вступительной статьей: «Замысел автора был действительно дерзкий и небывалый – предложить читателю не “хронику жизни” и не исповедь, не выношенные годами размышления “о вечном” и даже не классические по форме афоризмы, а некий на удивление органичный сплав предельно откровенных “мыслечувств”, схваченных на лету, в минуты их рождения, и отражающих состояние души, встревоженной неожиданным наблюдением, парадоксальным умозаключением, думой о близких или просто “злобой дня”, но выраженных столь ярко и своеобразно, что пришедшее на ум одному человеку становилось интересным другим, будило в них мысль и сопереживание, запоминалось. Этими запечатленными мгновениями бытия писатель словно стремился выйти за эмоционально тесные пределы “печатной литературы” в мир демонстративно частных, личных переживаний, снять с литературы “сюртук” общепринятых условностей общения с читателем, более полно высказать себя, найти путь к сердцу другого человека».

Вышеприведенная цитата – разве это не определение идеального блога? Такого, который хотел бы вести каждый человек, литературно одаренный или нет, но всегда имеющий потребность самовыражения, а сегодня – доступные наконец-то технические возможности, когда не надо копить свои «мыслечувства» до книжного объема, но каждый перл можно «выкладывать» сразу? Ох, представить только, что получилось бы у Розанова, имей он не бумагу с пером, а ноутбук с Wi-Fi! Поверьте, он даже по искусству троллить дал бы нам мастер-класс: «Да, я коварен, как Цезарь Борджиа: и про друзей своих черт знает что говорю. Люблю эту чертову измену, в которой блестят глаза демонов. Но ужасно неприятно, что квартирная хозяйка распространяет по лестнице сплетню, будто я живу с горничной, – и дворники так запанибрата смотрят на меня, как будто я уже и не барин»… Или: «По новой морали давать ближнему в ухо не только не порочно, но и даже добродетельно. Я понимаю, что это так, если я даю. Но когда мне дают?..»

Острота – потрясающая. Но глумления нет. Есть ум и сердце. Почитаем еще:

«Может быть, народ наш и плох, но он – наш, и это решает все. От нашего, своего – куда уйти? Вне “своего” – чужое. Лучше дома хлеб, чем пирог на чужбине».

«В либерализме есть некоторые удобства, без которых трет плечо. Школ будет много, и мне будет куда отдать сына. И в либеральной школе его не выпорют, а научат легко и хорошо. Сам захвораю: позову просвещенного доктора, и он болезнь сердца не спутает с заворотом кишок. Прогресс и либерализм есть английский чемодан, в котором все удобно и который предпочтет в дорогу и не либерал. Либерал красивее издаст “Войну и мир”. Но либерал никогда не напишет “Войны и мира”, и здесь его граница…»

«В энтузиазме: – Если бросить бомбу в русский климат, то, конечно, он станет как на южном берегу Крыма! Городовой: – Полноте, барышня, климат не переменится, пока не прикажет начальство».

«Механизм гибели европейской цивилизации будет заключаться в параличе против всякого зла, всякого негодяйства, всякого злодеяния. Цивилизации гибнут от извращения основных добродетелей, стержневых, “на роду написанных”, “на которых тесто взошло”»…

«Будь верен человеку, и Бог ничто тебе не поставит в неверность. Будь верен в дружбе и верен в любви: остальных заповедей можешь и не исполнять».

Изумительно. Спорно. И – просто невыносимо оттого, что некуда «лайкнуть» или написать коммент.