Конечно, выяснить, как там оно было на са­мом деле с бессмертным романом нобелев­ского лауреата Бориса Пастернака «Доктор Живаго», теперь очень трудно. Например, журналист Иван Толстой утверждает, что роман Пастернака издали на западе не «ми­лые друзья» или хорошие знакомые, а ЦРУ, которое «не менее эффективно потрясало основы советской идеологии изданием за­прещенных книг». Но при этом «Борис Лео­нидович остается в белых ризах: ни он ниче­го не знал о ЦРУ, ни ЦРУ — о нем, и, по всей видимости, им даже не интересовалось». Иван Толстой создал достаточно интерес­ную версию того, как развивалась история публикации рукописи, конечно, некоторые предположения по-прежнему остаются в те­ории, другие же события документально подтверждены.