Популярность этой книге принес одноименный фильм Алексея Федорченко. Действительно хороший и заслуженно обласканный кинокритиками. Вот после его выхода все и вспомнили, что есть ведь и автор книги, по которой был поставлен фильм!

Нельзя сказать, что до кинопобеды казанского писателя и поэта Дениса Осокина не издавали. «Барышни тополя» вышли еще в 2003 году. Потом автор публиковался в журналах «Знамя» и «Октябрь». В 2001 году он получил премию «Дебют» в номинации «Короткая проза». Но вот среди тех, кто попадал в рейтинги и выдвигался на престижные литературные премии, он как-то не выделялся… Это теперь его сборник попал в длинный список «Большой книги»…

Сейчас многие литературные критики в некогда популярных изданиях начинают обсуждать написанное Осокиным и, как правило, выносят вердикт, что таких, как он, много, а еще и получше есть, но их почему-то не печатают.

Во-первых, столь резкие высказывания, скорее всего, вызваны досадой на то, что не они заметили писателя раньше, хотя огрехов у него действительно хватает, а чувство меры иногда отказывает.

А критикам стоило бы вспомнить хотя бы тот факт, что Осокин был не только автором книги, но и автором сценария того самого покорившего Европу фильма. Другое дело, что книга и фильм – очень разные. Их объединяет только общий настрой, присущий, пожалуй, всем рассказам и повестям Осокина.

Сборник, вышедший в уже популярной серии «Уроки русского», состоит из 27 книг. Именно так озаглавливает свои произведения сам Денис Осокин. Хотя это можно было бы назвать и главами, и короткими рассказами.

Преимущество книги в том, что на ней можно не только гадать, ее можно открыть на любом месте и читать именно с него, вам все равно будет интересно.

Вот это-то и раздражает критиков во вторую очередь. Они не видят привычной связанности общего текста. На первый взгляд, действительно может показаться, что ее нет, что повествование представляет собой поток сознания обо всем и ни о чем, с использованием столь любимых писателем фольклорных мотивов. Но это только на первый взгляд. Все произведения дополняют и поддерживают друг друга, создавая общее настроение и плавно перетекая из одного в другое, заставляя нас по-новому смотреть на уже прочитанное. Именно поэтому и можно читать книгу с любого места, а потом возвращаться или опять открывать наугад и видеть то, что казалось уже понятным и пройденным совершенно в новом ракурсе.

Сам писатель так видит и так чувствует, а его герой замкнут в себе (отсюда и это короткое деление на 27 глав – книг-ячеек), но в то же время он открыт и естественен во всех своих проявлениях. Он не жесток, а отстранен, он не критичен, а сдержан. И даже в отношениях с женщинами он мягко внимателен и не выпячивает собственное «я», но всегда говорит «мы»…

Осокина можно назвать примитивистом. Он и сам так иногда говорит. Но это скорее не примитивизм, а народный взгляд на происходящее. Без мудреностей и вычурности. Он говорит о том, что видит. Другое дело, что видит он не совсем то, что остальные, и умеет на этом главном предмете сосредоточиться и выделить его из общей массы.

Один из персонажей-рассказчиков Осокина мечтает стать филологом-фольклористом (правда, для этого проделывает довольно замысловатый путь через учебу на гидрогеолога). И это не случайно, ведь основа творчества писателя – фольклор. Иногда в фабуле сюжета лежит народный обычай, как, например, в повести «Овсянки» – это древний похоронный обряд мерян – доживших до наших дней потомков угро-финского народа. Но это только посыл, за которым раскрывается мир героев. Тягуче и медленно, по-северному, вопреки нашему бешеному темпу жизни, убаюкивающе и даже немного занудно. Но разве в жизни все не так? А мы уже говорили, что Осокин пытается передать народное звучание речи и действительности. Разве москвичи, приехав в провинциальный город, не удивляются и не раздражаются его медлительности и нарочитой неторопливости?

Герои «Овсянок» – Аист и Мирон – двое мужчин из народности «меря» – хоронят жену Мирона по традиционному обычаю, сжигая ее тело и отдавая прах воде. Это финальная повесть сборника, что тоже вполне естественно. Автор во всех 27 книгах ведет нас вперед, он постоянно в пути. И вот наступает финал, путь завершен, пора подводить итоги и совершать обряды прощения и прощания.

Герои просят у овсянок бессмертия, те «бросаются с поцелуями в глаза водителю», и машина срывается с моста в реку. Вода, как путь, своим течением сопровождает весь сборник и принимает героев книги в свои объятия, даруя им собственную вечность после путешествия в царство мертвых…

Впрочем, вряд ли Осокин обретет широкую известность. Как и фильм, его проза – это «кино не для всех». Даже не для всех зрителей фильма «Овсянки». Писатель может выиграть только за счет своей лаконичности, очень удачно противопоставленной плотности текста. И интересно было бы посмотреть на толстый роман, вышедший из-под пера Осокина, представить себе его автором пухлого романа как-то не получается.

Эту книгу вряд ли растащат на цитаты. И если в ближайшее время не произойдет что-то экстраординарное, о нем потихоньку начнут забывать. Разве что профессионалы будут следить за его новыми книгами. Но это временно, хотя Осокин, несомненно, еще себя покажет. В том числе и уже написанными книгами. Просто читатель еще не привык к его манере письма и зачастую разучился читать между строк. Течение еще не вынесло его в фарватер писателя…