Илья Шумей рассказал, чем опасны «совершенные» люди – и несовершенные технологии.

В мире будущего изобрели «психокоррекцию» – высокотехнологический метод воздействия на человека, который позволяет каждому избавиться от нежелательных черт характера и стать заветной «лучшей версией себя», как учат нас многие актуальные книги в жанре селф-хелп. На этой фантастической предпосылке строится дилогия Ильи Шумея, в нее вошли романы «Страна овец» и «Падшие из ада». Звучит заманчиво, но не для всех: по мнению ортодоксальной части общества, те, кто прошел психокоррекцию, теряют вместе со своими недостатками и личность, оставаясь лишь неполноценными и жалкими «пустышками».

В первой книге главный герой, Олег Лоскутин, пытается противостоять Лиге корректоров с юношеским запалом и максимализмом, не боясь ради цели идти и в огонь, и в воду. Однако со временем он начинает понимать всю сложность и амбивалентность мира: Олег неожиданно осознает, что, выступая против обезличивания и психокоррекции, – то есть против прогресса – сам вдруг оказался всего лишь пешкой в чужой игре. Естественно, его это не устраивает, и после череды нравственных терзаний он все же встает на сторону защитников новой технологии.

Во второй книге Шумей развивает начатую тему – Лоскутин уже устроился в «новом дивном мире», ведь прогресс, как известно, не остановить: «Психокоррекция стала чем-то обыденным и привычным, вроде прививок или диспансеризации для мозгов. Теперь люди начали, напротив, косо смотреть на тех чудаков, которые от нее отказывались, называя себя “чистыми”. Пресловутое Колесо Истории совершило полный оборот, и бывшие борцы с пагубными новомодными увлечениями, незаметно для себя сами превратились в сектантов». Олег теперь живет в земном «рае» – небоскребе «Айсберг», прибежище состоятельных господ, у которых есть все необходимое для жизни: офисы, спорт-залы, магазины – условия примерно те же, что у жителей «Высотки» Джеймса Грэма Балларда, если не лучше.

Все было бы отлично, если бы противники психокоррекции вдруг не решили перейти в атаку – они не только вознамерились захватить «Айсберг» (отсылка к «Титанику» с его символическим крахом «нового мира»?), но и берутся доказать, что высокотехнологический метод попросту опасен для жизни. Самое печальное, что они даже в чем-то правы – психокоррекция оказывается не идеальным оружием против человеческого несовершенства, а лишь «косметическим средством»: «… главная проблема в том, что Психокоррекция – никакая не пластическая хирургия, а банальная косметика, которая, фактически, ни черта не корректирует, а лишь маскирует уродства. И пока человек наслаждается безмятежным бытием, его личностные язвы, скрытые под слоем грима и оставленные без должного лечения, бесконтрольно разрастаются, все глубже въедаясь в его мозг. А потом в один прекрасный день внезапный ливень, смыв всю «штукатурку», явит их миру во всей неприглядности и отвратительности».

Очевидными преимуществами дилогии – помимо продуманного мира, а также хорошо закрученного сюжета – является ненавязчивый юмор (соседка «баба Клава» в суперсовременном небоскребе – это очень мило) и психологическая достоверность героев. Персонажи не «костенеют», и с развитием истории их характер меняется: «Оборачиваясь назад, совсем недавний я казался себе нынешнему наивным и беспомощным. Еще на прошлой неделе мои поступки выглядели как бестолковая суета мечущегося в клетке хомячка. Сейчас же я знал, что в следующий раз, кладя на стол свое резюме, не буду испытывать перед человеком по ту сторону никакого трепета или робости».

Что же касается недостатков, то здесь можно посетовать разве на отсутствие качественной редакторской работы с текстом: при достаточно хорошем уровне языка самого Шумея, в книгах есть очевидные промахи, которые устранила бы рука редактора.