Эрик-Эмманюэль Шмитт часто появляется на страницах «ЧВ». И с новыми книгами, и как собеседник. Это писатель, с которым интересно говорить наедине, с которым хочется общаться лично, у которого есть, о чем спросить и что узнать. Шмитт – популярный французский писатель и драматург, лауреат Гонкуровской премии. По его пьесам ставят спектакли на сценах 50 стран мира, в том числе и в России. И, пожалуй, самая известная наша постановка – «Оскар и Розовая Дама» с Алисой Фрейдлих.

И вот новый роман, заявленный еще осенью, на Московской международной книжной выставке-ярмарке наконец-то вышел из печати. Он называется «Попугаи с площади Ареццо», что не несет никаких дополнительных смыслов. Это просто факт, от которого оттолкнулся автор. Как говорит сам писатель, «действие разворачивается вокруг конкретной площади в Брюсселе. В одно прекрасное утро все жители этой площади получают одинаковое анонимное письмо, в котором сказано: «Этим письмом я просто хочу сказать тебе, что я тебя люблю». И подпись: «Сам знаешь кто». Это отправная точка повествования. А дальше каждый из его героев думает о том, что данное послание означает лично для него, и о том, что такое любовь. Каждый персонаж догадывается или придумывает человека, который мог бы написать ему это письмо. И нет сомнения в том, что короткая записка моментально меняет жизнь каждого, кто ее получил.

Но на этой площади живут не только люди, но и попугаи. Однажды, уезжая из Брюсселя в спешке, посол Бразилии не успел вывезти свою коллекцию птиц. Просто распахнул двери клеток, и птицы вылетели на волю, а потом расселились на ветвях ближайших деревьев. Уже несколько десятков лет живут они на этой площади, говорят на своем языке. Получились джунгли посреди города. «Так же, как наша сексуальность – это джунгли посреди цивилизации. Это книга о разных способах любви, о разных видах желания, написанная без осуждения», – считает писатель. Однако теперь шум и гам на площади связан не только с поселившимися здесь попугаями, но и с гамом, который создают возбужденные ожиданием и надеждой люди.

Эрик-Эммануэль Шмитт утверждает, что, называя так книгу, он думал обо всех нас, повторяющих слова, которые мы не всегда понимаем и, тем не менее, находим какой-то общий язык любви. В своем новом романе «Попугаи с площади Ареццо» он задает вопрос самому себе: что есть любовь? И разворачивает перед изумленным и заинтригованным читателем целый любовный сериал, доводя каждый микросюжет до своей кульминации. Как бы то ни было, оторваться от чтения невозможно.

Это профессионально и очень тонко сотканное одеяло из многочисленных историй, где у каждого героя своя тайна, своя судьба. Но всех вместе это одеяло спасает и укутывает. Да и не могут они друг без друга, поскольку одеяло состоит из соприкасающихся и соединенных воедино персонажей. Казалось бы, будущее в романе предопределено. Люди должны быть счастливы. Но они сами изменяют к худшему свое будущее, ломают тот рай, который за них и для них придумали. Они просто не готовы к любви. Они не знают, что с ней делать дальше.

«Попугаи с площади Ареццо» – непривычно большой для Шмитта роман. В нем множество персонажей и событий. И любой из читателей найдет здесь близкого ему одному персонажа. Даже если он второстепенен. Хотя второстепенных здесь нет. Они все – составная часть единого целого, с которым и пытается нас познакомить автор. А мы узнаем или не узнаем себя, принимаем или нет тех или иных персонажей. И сами делаем выводы. Хотя вряд ли они всегда совпадают с теми выводами и предположениями, которые делал в процессе написания романа сам Шмитт.

Кто-то скажет, что это книга о низвергнутом и почти забытом политике, кто-то выберет себе в качестве спутников не очень нормальную семью, состоящую из любовного треугольника. А еще читатель познакомится с расчетливым галеристом, даже не подозревающим о том, что приютил не симпатичную вдову, а немолодого трансвестита; безумную парочку подростков, мечтающих переспать друг с другом и боящихся этого больше всего на свете; с больным СПИДом студентом, влюбленным в украинскую топ-модель; мнимую миллионершу, сбежавшую от кредиторов и всего мира с чемоданом любимых платьев и не менее любимым попугаем.

Все эти люди – редкие птицы. Каждая в единственном экземпляре. Крикливые и привлекающие внимание к себе хотя бы на минуту. Мы их видим, но не понимаем. Ищем в их птичьем языке знакомые и понятные слова, но теряем смысл. Каждый из них говорит для всех, но слышит только себя. Как и мы слышим в их речи только свое…

И получается, что площадь Ареццо вся населена попугаями. И птицами, и теми, кто приходит на площадь после или во время работы, говорит, пьет кофе, ищет вторую половинку или спасение от одиночества. Вся площадь всегда была населена попугаями, просто они сами об этом не догадывались.

Ах да, есть же еще таинственный незнакомец, который в самом начале разослал письма. Он, оказывается, все это время был вместе с нами. Рядом, но мы его не замечали, что тоже метафорично и, увы, естественно. Тем интереснее будет узнать, кто же именно поднял такой шум в городе и зачем это сделал.

И еще. Нашествие попугаев – реальный факт, взятый за основу сюжета. Они появились на улицах Брюсселя в середине 1970-х. По одной из версий, их выпустили на волю владельцы разорившегося зоомагазина. Неожиданно для всех птицы акклиматизировались и продолжают жить в основном в окрестностях площади Ареццо. По данным на 2010 год количество экзотических птиц в Брюсселе превысило отметку в 10 тысяч особей.