Мир постоянно находится в состоянии трансформации – и меняется не только от громких событий тектонического масштаба (вроде войн и революций), он меняется под воздействием тихих факторов и тенденций. То, что сегодняшний мир далек от идеального, это общее место рассуждения любых мыслителей вне зависимости от убеждений и калибра.

Александр Секацкий – современный философ первой величины, один из участников группы, известной как «петербургские фундаменталисты». Он всматривается в суть происходящего и интерпретирует ее. Секацкий не обрушивается с публицистически-гневными филиппиками на современное мироустройство, скорее – с бесстрастностью видавшего виды врача ставит диагноз. Он даже не прописывает лекарства (вспоминается старое наутилосовское «Ты не вылечишь мир – и в этом все дело…»), но и определение болезни – это уже немало, пусть даже диагноз написан на философской «латыни» (чтение Секацкого – занятие нелегкое).

Один из симптомов болезни современного мира – инфляция ценностей. А если ценности обесцениваются, то кто будет за них сражаться? В сегодняшнем мире правит бал «Плоскостно-Субъектный Континуум» (ПСК), новое единство, пришедшее на смену иерархической духовности. Составляющие эту триаду части суть масс-культура – доступная массам истина и обесцененная демократия (политкорректность).

«Сегодня мы можем говорить о перерождении демократии и ее преобразовании в политкорректность, – констатирует Секацкий. – Ручная, одомашненная свобода не заслуживает своего имени, точно так же как массовая культура не заслуживает принадлежности к родовому имени “культура”».

А чем отличается массовая культура от культуры элитарной? И можно ли упрекать культуру за ее слишком легкую доступность? «Чрезмерная доступность культуры автоматически вызывает понижение статуса духовности», – замечает Секацкий и поясняет: «Культура изначально выстроена как иерархия ценностей и дистанцирована (это входит в ее определение) от режима повседневности… Автоматическая доступность культуры, вплоть до ее вызова нажатием кнопки меняет в ней что-то принципиально важное…».

По сути дела правящая бал демократия демократизировала не только сферу политического, но и культурного (масс-культура с доставкой на дом) и повседневного (исчезновение многих табу, снятие покрова тайны и недозволенности с многих вещей и явлений). И это вроде бы хорошо, однако хорошо ли?

Демократизация затрагивает, в частности, такую табуированную в прошлые времена сферу, как сексуальность: «сексуальным фантазиям сегодня отказано в конфиденциальности, и уже само собой разумеется, что в конфиденциальности отказано сексуальным проблемамЭрос оказывается одним из последних низвергнутых олимпийских богов».

«Степень обобществления интимного в некотором смысле превзошла самые смелые ожидания основоположников коммунизма, став простой, будничной реальностью ПСК, – иронизирует Александр Секацкий. – Всем от мала до велика доступны полезные сведения о свойствах прокладок с крылышками».

Изменения, происходящие в мире, затрагивают также не только и не столько «территорию зрелища», сколько «территорию слова». «Именно порядок слов потеснен извне и обрушен изнутри – вот ситуация, требующая самого пристального анализа». Примета ПСК – это еще и обесценивание, девальвация слова.

Современный переход к SMS-режиму общения вряд ли сравним с обвалом Вавилонской башни, но «все же имеется некая последовательность этапов, позволяющая продолжить сравнение». Если говорить о сравнениях, то красочно и точно звучит сопоставление «обмена любезностями» в жанре SMS с грумингом, взаимным почесыванием обезьян.

«Мысль, уложившаяся в формат SMS, по справедливости должна именоваться SMSсль”, а разница между мыслью и SMSслью такая же, как между государем и милостивым государем», – язвит Секацкий.

Новая реальность формирует новый язык. « Это язык посланий, чатов, живых журналов и всего самовозрастающего содержания Интернета». «Постараемся воздержаться от традиционного ворчания архаистов всех времен и народов, отметив тем не менее следующее, – пишет Секацкий. – Сетеяз не является сугубо молодежным жаргоном, на нем разговаривает и мыслит интернет-поколение в целом, поколение, которое сегодня уже не может рассматриваться как возрастная категория».

«Деньги, новости, считалки» – вот три кита, на которых, по мысли Секацкого, держится вся современная цивилизация. Считалки – это «предельно редуцированный регулятор политического пространства», поясняет автор, добавляя, что «сегодняшним, пока несовершенным аналогом считалок являются электоральные игры». С деньгами более-менее все ясно (хотя их роль и функции Секацкий препарирует особо), а вот на новостях стоит остановиться: «Пронизывающая сила и всепроникающая способность бегущей строки новостей сопоставима лишь с аналогичной способностью денег». В мире действует «императив свежих новостей», ибо мир обречен непрерывно передавать репортаж о себе, и невозможно представить себе день, в который не случилось бы ничего или хотя бы «ничего достойного публикации».