Что было в эпоху Наполеона, кроме самого Наполеона? Кроме его армии, кроме сражений при Ульме, под Ваграмом, Аустерлицем и т.д. вплоть до сел Бородино и Семеновское? Накануне 18 брюмера жизнь баловала лишь немногочисленную горстку ее прожигателей, а огромное большинство французов почти забыло, что существуют деньги. Число промышленных рабочих в Париже с семи тысяч сократилось до тысячи семисот, в Бретани больше не производили холстов, в Тьере ножей, а в Валансьене кружев. В Гавре лавочники даже не давали себе труда открывать свои лавки, Бордо из-за нехватки фонарного масла погружался во тьму, а улицы Марселя превращались в овраги. Сельская жизнь, правда, была несколько лучше, чем городская. Отобранные в революцию угодья крупных собственников продавались как национальное имущество и выгодно переходили к тем, кто их мог обработать. Но приходившие в зажиточное состояние крестьяне вдруг подверглись другой напасти: начались ссоры между соседями, религиозные распри, стало опасно ходить по дорогам, жить на отдаленной ферме, владеть имуществом эмигрантов. Никто не чувствовал себя в безопасности.

Самопровозглашенному консулу Республики, а затем императору, предстояло постепенно свести на нет революционную атмосферу, дать жизни в большей ее части вернуться к обыденному укладу. Первое, что он сделал, – вернул Новый год. Потом другие старинные праздники. Потом дополнил их число празднованием своих военных побед, все новых и новых. Это очень понравилось французам. Заодно они получили новую элиту – Почетный легион, открытый для каждого достойного. И новую эффективную систему государственного управления, и твердую юридическую основу жизни – кодекс гражданского права. И много что еще – новый стиль в архитектуре, пенсии, бесплатные билеты в театр. И многое другое, часть которого в традициях дожила до наших дней.