Рэп-трагедия в 8 уроках

Наконец-то у нас появился настоящий подростковый комикс (первый собственно русский), создатели которого не заискивают перед детьми, не делают вид, что вникают в их проблемы, а просто говорят с ними на понятном им языке. Приятно и то, что язык этот поэтический. Ведь не секрет, что авторов, пишущих для сегодняшних подростков, у нас раз два и обчелся, навскидку вспоминаются стихи Кристины Стрельниковой, некоторые тексты Марины Бородицкой и еще пары поэтов. Однако «Соня из 7 “Буээ”» – не отвлеченная поэзия из мира современного подростка, это целая рэп-трагедия в нескольких актах. В текстах (или все-таки телегах?) сохранен и ритм, и принцип рэпа – что вижу, то и пою, сочиняя метафоры на лету:

Это история о девочке Соне.

Здесь драма и комедия в одном флаконе.

Здесь есть слезы и есть смех.

Эта история касается всех.

Но несмотря на внешнюю простоту и обилие сленга, с текстом все далеко не так очевидно. Сниженная лексика здесь чередуется с литературным языком – этот контраст позволяет создать не только понятный, но и по-настоящему актуальный подростковый рэп, который как затрагивает внешнюю, видную взрослому жизнь, так и проникает в скрытый мир ребенка:

Мне кажется,

Я бутылка,

Брошенная,

В воду,

С горлом, забитым наглухо,

Ищущая свободу.

 Внутри воздух украденный,

Шепот, щепотка смеха.

И никакой записки,

Только слепое эхо.

В бутылке зреет молчание,

Нарывает вишней.

Оно такое огромное,

Что кажется его слышно.

Волны играют и плещут.

Солнечный луч жгуч.

Наверное, я бутылка

И в горле моем сургуч.

Однако начинается история со знакомых каждому шуточек про школу, переиначенных слов классиков, здорового подросткового цинизма, когда шутить хочется остро, про всех и про все. Особенно интересно Алексей Олейников вплетает в тексты ученический фольклор и смешные заметки про уроки, вернее, про то, что Соня в них не понимает или не любит. «Учительница географии / Чертит меридианы / Прямо на мандаринах, / И это довольно странно», «Мороз и солнце – значит лыжи… / О, боже, как я / ненавижу!» или «Свет небес высоких, / И блестящий снег. / И по снегу скачет – / Оборотень Фет».

По сути, перед нами разворачивается типичный школьный день из жизни Сони. Сначала уроки различимы: география, история, биология, физика, литература, физ-ра, но постепенно Соне становится сонно, скучно, да еще и выясняется, что она не находит для себя ничего интересного не потому, что мало понимает в науках, а потому что девочка страдает от травли и все силы тратит на уход от внешнего мира. Поэтому все происходящее постепенно для нее сливается в нечто серое. А повествование достигает накала.

Интересна и графическая сторона работы. Несколько удачных образов, найденных художником Тимофеем Яржомбеком, касаются не только прямого иллюстрирования (например, там, где рассказывается про бутылку, Соня так и нарисована), но создается и параллельный пласт повествования. Так, когда жизнь девочки становится совсем невыносимой, случается внутреннее раздвоение героини – появляются Соня Белая и Соня Черная. И если первая только сокрушается и спрашивает, чем она заслужила то, что с ней происходит, то вторая, наоборот, говорит о самом печальном развитии событий. Однако ни художник, ни автор черты не переходят. И в финале рэп-трагедии в общем-то понятно, что «7 “Буээ”», как и прочая школа, однажды завершится. А все, что было больным и страшным, потеряет значение.

Олейников Алексей. Соня из 7 «Буээ» / илл. Т. Яржомбека. – М.: Albus Corvus, 2019. – 60 с.

Олейников Алексей. Соня из 7 «Буээ» / илл. Т. Яржомбека. – М.: Albus Corvus, 2019. – 60 с.

Роуд-муви для подростков

Марик и Лянка, герои Артёма Ляховича, как говорится, из разных социальных слоев: мальчик живет с матерью, которая меняет мужчин точно перчатки и катается по городам за очередным «папой», таская за собой сына; Лянка, наоборот, из богатой и «благополучной» семьи. Занимается пением, плаванием, языками, ее родители заплатили бы за что угодно, лишь бы девочка пореже бывала дома. Как вы уже догадались, оба подростка страдают от недостатка домашнего тепла и непонимания. Неудивительно, что встретившись, они решают сбежать к Синему озеру. Забрив головы (потому и «Черти лысые»), пускаются в отчаянное путешествие, в финале которого найдут нечто важное. Единственное, что в повести смущает, – это нелогичное поведение взрослых: то ребят селят без родителей в гостиницу, а наутро просят показать папу, а то и вовсе берут с улицы в семью.

Ляхович Артём. Черти лысые. – М.: Самокат, 2019. – 160 с. – (Недетские книжки)

Ляхович Артём. Черти лысые. – М.: Самокат, 2019. – 160 с. – (Недетские книжки)

Деревенский хоррор

Автор долго запрягает: не раз вздремнешь, пока кто-нибудь вылезет из болота и хорошенько напугает Вичку и ее маму, снимающих дом в захудалой летней деревне, где жители неулыбчивы, собаки по-киношному сонны, а за околицей стоит дикий темный лес. К тому же Мастрюкова не потрудилась разобраться в предмете описания: неточности не критичные, но отвлекают – колодезная крышка усеяна ракушками, в колодце полно водорослей, а уж как до описания оборотней доходит, которые «барабанят мордой по стеклу», так и вообще вырисовываются сплошные ужасы. Впрочем, если не обращать внимания на стилистические ляпы и сюжетные пробуксовки, которые автор прикрывает неумелыми описаниями, книга годится для чтения в транспорте. Похвально и обращение к русскому фольклору – когда вы еще про кикимору с голливудским налетом прочтете?

Мастрюкова Татьяна. Болотница. – М.: Росмэн, 2019. – 256 с.

Мастрюкова Татьяна. Болотница. – М.: Росмэн, 2019. – 256 с.

Сочинение про класс коррекции

Класс коррекции – особая тема для литературы и мирового кино. Понятно, что в такие места попадают дети из неблагополучных семей и просто умственно отсталые. Идея составить небольшую повесть из сочинений таких ребят (считающих, кстати, себя нормальными) сама по себе неплохая, но Беленковой не удается главное – свести воедино все линии. Текст так и остается фрагментарным. Вот девочка Катя, упавшая насмерть с лестницы, вечно хохочущая Марта, визжащий Гоша, постоянно сбегающий Крендель и ряд других плохо идентифицируемых учеников. А еще автор описывает класс как бы извне, с неприятным любопытством стороннего человека. Поэтому и читателю кажется, будто он попал в паноптикум, где не то чтобы сочувствовать, но даже вникать в положение героев не хочется. А ведь могла бы получиться по-настоящему добрая и очень трогательная вещь.

Беленкова Ксения. Я учусь в 4 кро / илл. А. Храмцова. – М.: Издательский Дом Мещерякова, 2019. – 88 с. (Настроение: Подросток)

Беленкова Ксения. Я учусь в 4 кро / илл. А. Храмцова. – М.: Издательский Дом Мещерякова, 2019. – 88 с. (Настроение: Подросток)

Книжная история Вещички Джонс

Вторая книга Сильвии Бишоп (дебютная – «Эрика и Слон») полна забавных моментов и приключений. Рассказывает она про одиннадцатилетнюю Вещичку (когда-то героиню забыли в магазине), удочеренную Джонсами. И все бы ничего, вот только девочка, хоть и проводит все дни в семейном магазинчике, помогая маме и брату продавать книги, хранит страшную тайну. За шесть лет с Джонсами она так и не научилась читать. Представьте ее ужас, когда семейство вдруг выигрывает в лотерею крупнейший книжный Монтгомери? А тут еще появляются преступники и Джонсы попадают в серьезный переплет… Нужно отдать Бишоп должное, она не просто придумывает легкую и захватывающую историю, но и поднимает тему дислексии. Однако не разыгрывает трагедию, а наоборот, показывает, как люди с подобной проблемой развивают у себя другие навыки.

Бишоп Сильвия. Девочка, которая не умела читать / пер. с англ. А. Глебовской; илл. Э. Кинг. – СПб.: Поляндрия Принт, 2019. – 248 с.

Бишоп Сильвия. Девочка, которая не умела читать / пер. с англ. А. Глебовской; илл. Э. Кинг. – СПб.: Поляндрия Принт, 2019. – 248 с.

 

Текст: Алёна Бондарева, литературный критик, основатель и главный редактор портала «Rara Avis. Открытая критика»

Фото: Thought Catalog, unsplash.com

Электронная версия материала, опубликованного в № 6 журнала «Читаем вместе» за июнь 2019 года