Андрей Филимонов – человек энергичный и креативный. Пишет статьи, публикует романы и сборники стихов. Несколько лет назад он придумал и запустил по Европе передвижной поэтический фестиваль «ПлясНигде». И проза его – динамичная и яркая. Предыдущий роман Филимонова «Головастик и святые» побывал в коротких списках премий «НОС» и «Национальный бестселлер». Его новый роман «Рецепты сотворения мира» имеет многообещающий подзаголовок: «От Парижа до Сибири через весь ХХ век».

Перед нами история, сотканная из воспоминаний автора, рассказов его деда и бабушки, а также писем, сохранившихся в семейном архиве. Это судьба семьи, обыкновенная и удивительная. Героев романа бросало по стране, они меняли профессии, оказывались в непростых житейских обстоятельствах, но всякий раз что-то помогало им выстоять. Наверно, вера в себя и в правильность выбранного пути. Фирменные черты прозы Филимонова – прихотливое переплетение событий, смесь историзма и фантасмагории, яркая галерея персонажей, карнавально-сочный, метафоричный язык. Недаром его дед жил в молодости в Одессе.

О стилистике романа лучше всего говорят цитаты, взятые наугад из разных его мест. Болгарский язык – «крепкая смесь турецкого с церковнославянским». О советской интеллигенции в 1970-х: «Жизнь маскировалась под анекдот. Своих узнавали по цитатам, которые кишели в речи, как муравьи на языке дохлой собаки… Всю правду рассказывали только доносчики».

По предположению писателя, товарищ Суслов в годы застоя стремился «замедлить ход времени, который он по-стариковски воспринимал как угрозу для себя»; позже он разработал новую программу действий: «использовать громкие продолжительные аплодисменты для борьбы с тяжелыми продолжительными болезнями».

Русский ХХ век поразительно многообразен. И Андрей Филимонов, балансируя между серьезностью и озорством, предлагает новый любопытный взгляд на эту эпоху.

Купить бумажную книгу