«Любовь к пространству и устройство правильной жизни» (мартовский номер «Читаем вместе»)

София Агачер – автор книги для семейного чтения «Рассказы о Ромке и его бабушке», давшей начало литературному конкурсу короткого семейного рассказа «Мы и наши маленькие волшебники», серии книг «Дети и взрослые детям и взрослым» и фестивалю детских театральных коллективов «Живая книга».

В прошлом году София представила на суд читателей роман о VI Всемирном фестивале молодежи и студентов в Москве с уникальными фотографиями Николая Рахманова. А в мае этого года мы ожидаем появление в «Московском Доме Книги» ее произведения совсем в другом жанре.

Новый роман Софии Агачер «Путешествие внутри себя» – это роман дороги. В нем София, устремившись в путешествие вслед за узором на бабушкином рушнике через Москву – Гомель – Ветку – Оршу – Санкт-Петербург – Ригу – Таллин – Копенгаген и Лондон в поисках своих корней, восстанавливает историческую справедливость. Что она ищет: счастье, покой? Дорогу осилит читающий!
И сегодня мы хотим ознакомить читателей нашего журнала с предисловием к новому роману Софии Агачер, написанному писательницей, поэтом и публицистом Марией Кудимовой.
«Русская литература началась с хожений». Это первая после приветственного обращения к читателю фраза в автоаннотации Софии Агачер к книге «Путешествие внутри себя». Книга, заявленная как роман, действительно густо черпает из жанра хожений – путевых впечатлений о посещении иных земель.

Строго говоря, русская литература началась с житий и монументально-исторической «Повести временных лет», чтобы из тишины монастырских келий вырваться к «словам» – «О законе и благодати» и грандиозному «Слову о полку Игореве». Но без хожений русское Средневековье представить невозможно. Причем самое известное – «Хожение за три моря» Афанасия Никитина – отнюдь не первооткрыватель этого жанра. Сегодня книгу Агачер «Путешествие внутри себя» заявили бы как тревелог, и тем понятнее и значимее авторское обозначение: русские хожения тоже совершались прежде всего «внутри себя», и духовное самопознание в них неизмеримо важнее намотанных расстояний. «Гадючий пояс», сотканный белорусской тетушкой, и разгадывание тайны его орнамента ведут автора от страны к стране, от пункта к пункту узнавания-вспоминания своих корней и самой себя. Этот путь сложнее и существеннее «охоты к перемене мест».

В процессе перемещений, встреч и впечатлений выясняется, что роль женщины в доисторическом легендарном мире не просто недооценена, но, можно сказать, вообще неизвестна. И для автора это такое же открытие, как для читателя, что чрезвычайно ценно: романная форма постепенно превратила романиста во всезнающего и не допускающего сомнений демиурга. Викингши, матери родов и таинственные «пряхи», ткущие путеводные, судьбоносные, говорящие на языке орнамента пояса, оживают на страницах «Путешествия», приобретают черты художественных образов, и жанр романа уже этим доказан.
Тревелоги всегда были востребованы издателями. И сегодня, когда достаточно многим жителям России вояжи во все концы света стали доступны, никого не удивишь, как пишет Агачер, «внушительным количеством терминалов», рекордной пропускной способностью и пассажиропотоком. Ради описания «государства в государстве» – датской Христиании или лондонского Боро-маркета – можно написать туристический проспект, но не роман. Лично меня поражает в «Путешествии» вовсе не километраж и легкость автора на подъем.

«Привлечь к себе любовь пространства», как писал Пастернак, можно только любовью к этому пространству. Книга Софии Агачер пронизана любовью к Москве и Петербургу, Риге и Таллину, Лондону и Копенгагену. Но особо – к родной Белоруссии, Гомелю и окрестностям, «где жил мой родной дом – мой крепкий якорь, не дававший сорваться в небытие ни при каких обстоятельствах». Здесь росла девочка по прозвищу Пропажа. Здесь в хате слепой тетки Оли, обладательницы тайного знания и запечной ручной змеюки, она обрела «гадючий пояс». Здесь, в когдатошней столице староверов Ветке на берегу Сожа, в уникальном музее народного творчества перед ней впервые приоткрыла покров тайна «символов и оберегов», руками мастериц запечатленная на рушниках и поясах.
Книги – наши последние обереги, рукотворные знаки, посылаемые нам «для устройства правильной жизни». Мы, всё растерявшие на ухабистой исторической дороге, стремительно теряем и привычку к чтению. «Путешествие внутри себя» можно засчитать как попытку вернуть людям эту далеко не вредную привычку.