Три года назад не стало удивительного исследователя московской истории, краеведа Сергея Романюка. Он успел оставить огромное наследие в виде книг, статей, настоящих открытий из жизни старой Москвы. Но изучал он не только быт и архитектурные достоинства столицы, но и столицу туманного Альбиона, то есть Лондон. И не просто Лондон, а русский Лондон. Это название и стало заглавным для книги, очередное издание которой почти через 10 лет после прижизненного издания вышло из печати.

Этот русский Лондон, с одной стороны, очень мало похож на тот современный островной Вавилон, где находят прибежище, а нередко и таинственную смерть многочисленные опальные российские олигархи, которых принимают только из-за их раздутого кошелька и банковского счета с семью-восемью нулями. Но в то же время действия главных героев книги очень похожи на события сегодняшние. Разве что возможностей стало больше, и мир, благодаря технологиям, ближе. В целом же все по-прежнему.

«Целью написания книги “Русский Лондон” было рассказать о тех известных русских, которые оказались тесно связаны в Великобританией, с ее культурой, историей, бытом и которые либо жили в эмиграции в Лондоне, либо ненадолго останавливались в нем. Эта книга не будет претендовать на исчерпывающее описание лондонских достопамятностей – для этого понадобились бы десятки, если не сотни книг, но здесь автор попытался рассказать только о тех, которые каким-либо образом связаны с русскими, стараясь не только сообщить самые необходимые сведения о них, но обязательно привести и малоизвестные детали, которые могут быть любопытны для читателя, интересующегося англо-русскими связями…» – писал сам Сергей Романюк в предисловии. Подзаголовок книги консервативен в своей длинноте, но очень точно отражает содержание: «Дворцы, усадьбы, особняки, таверны, частные квартиры, музеи, церкви, памятники и мемориалы, связанные с пребыванием русских в британской столице».

Из рассказанных историй читатели узнают о лондонской судьбе известных российских эмигрантов: артистов, художников, писателей, политических деятелей, ученых, для которых Лондон стал второй родиной и место пребывания которых удалось установить. Романюк рассказывает и о людях, и о тех домах, где они жили или часто бывали. В общем-то делает то же самое, что делал в своих историях о Москве. При работе над книгой автор пользовался архивами и библиотеками как России, так и Великобритании.

Его русский Лондон начинается с Петра I. Будущий император прибыл в Лондон почти инкогнито, но уж в любом случае без излишнего шума. И так же скромно принимал в маленькой комнатенке, в которой и ему одному воздуха не хватало, на набережной Темзы, где спасением был легкий бриз, короля Вильгельма. Но на этом спокойное пребывание в Лондоне закончилось. На гостя «прыгнула обезьяна, которую зачем-то привез Пётр, и пришлось долго улаживать неприятный инцидент». Кстати, Петром в Англии была заключена коммерческая сделка по продаже привилегии на торговлю с Россией табаком, закуплено вдоволь разного рода произведений западной технологической мысли и нанято немалое число специалистов. Король подарил Петру специально построенную для него яхту «Transport Royal» исключительно высоких мореходных качеств.

В XIX веке не было русских монархов, которые бы игнорировали посещение Британии. Николай I, вступивший на трон после брата, посетил Британию, будучи еще великим князем, и произвел там глубокое впечатление на английских дам своей красотой. Уже став императором, он находился в Лондоне в 1843 году по приглашению королевы Виктории. Наследник престола, будущий император Александр II побывал в Лондоне в 1839 году. Его отцу передали депешу, в которой сообщалось, что пребывание сына в Англии небезопасно, ибо в Лондоне много изгнанников из Польши, оккупированной Российской империей.

А первым «официальным» русским эмигрантом в Англии был декабрист Николай Тургенев. Император требовал его выдачи и поручил русскому вице-консулу следить за беглецом…

В Лондоне Герцен издавал свой знаменитый журнал «Колокол» и там же развернул революционную агитацию. Да и Ленин не раз останавливался в столице капиталистической Европы и либерализма, где есть и Москоу-роуд, и Воронцов-роуд.

Эта книга – настоящий подарок для англофилов и для всех истинных любителей истории. Серьезная, насыщенная информацией, богатая на интересные факты, которые основаны как на архивных источниках, так и на воспоминаниях современников того времени. Русский Лондон Романюка интересен и предвзят, чем и захватывает с самого начала. Он эмоционален и заставляет спорить и вглядываться в, казалось бы, привычные контуры города: «Другой памятник Петру находится в Детфорде, недалеко от тех мест, где он жил и работал на верфях… Автор его – скульптор Михаил Шемякин, “прославившийся” толпой каких-то монстров, подаренных им Москве и поставленных на Болотной площади, и безобразной фигурой царя Петра в Петропавловской крепости в Петербурге. Оба эти памятника вызвали негодование жителей и Москвы, и Петербурга».

Выбор же автором русских лондонцев предопределен прежде всего исторической реальностью. Глава «Русские путешественники» заканчивается перечнем фамилий: Боборыкин, Эренбург, Вогау (Пильняк), Образцов…

Эта книга – прекрасное начало для будущих исследований и точка опоры для взгляда назад.