Книга Ольги Громовой – сочинение не совсем художественное. Как признается автор, в «Сахарном ребенке» есть вымысел: придуманы некоторые диалоги и второстепенные характеры. Сама же история реальна, так как записана со слов Стеллы Нудольской (домашнее имя Эля), в пять лет узнавшей о том, что они с мамой – члены семьи изменника Родины (ЧСИР) и социально опасные элементы (СОЭ). Папу арестовали и сослали в Магадан. А Эля с мамой отправились в киргизский лагерь, где трудом и выдержкой должны были доказать своей стране, что имеют право на жизнь.

Как вы догадались, это далеко не веселая повесть о вынужденном взрослении. Однако вопреки ожиданиям история не мрачная. Конечно, она полна трудностей. После лагеря Эля с мамой отправляются в ссылку, на поселение, где их ожидают голод, безденежье, тяжелая работа, страх и неизвестность. Но мир не без добрых людей. Так, семейство деда Савелия помогает выходить заболевшую маму, а киргизские соседи спасают Элю от тифа. Да и «мама была удивительным человеком: всегда спокойная, приветливая, очень доброжелательная, но без малейшего намека на фамильярность. За всю свою жизнь (а умерла мама в семьдесят два года) я ни разу не слышала, чтобы она повысила голос, и никогда не видела слез у нее на глазах», – поясняет Эля. Даже в самые трудные времена она рассказывала дочери о хорошем. Читала наизусть стихи, вместе они пели песни, учили французский и немецкий и говорили о разных вещах. Например, о том, что «рабство – это состояние души. Свободного человека сделать рабом нельзя» и что «верят чаще всего люди, которые не привыкли думать сами, которым не хватает знаний… или смелости, чтобы думать самим. Ведь гораздо проще поверить в то, что тебе сказали, и просто делать, что велят…»

И все бы ничего, вот только многое в этой книге сказано в лоб. Конечно, если сравнивать со «Сталинским Носом» Евгения Ельчина, то «Сахарный ребенок» произведение более глубинное и менее шаблонное. Однако и тут кое-что выглядит искусственно. Так, абсолютно выбивается из композиции история семейства Южаковых, автор неумело стилизует эту вставную новеллу под деревенскую прозу.

Однако в целом искренность книги подкупает. Взрослея, маленькая Эля задается множеством вопросов. Например, она пытается понять, почему одних людей обвиняют в том, чего они не делали (ведь ни папа, ни они с мамой не виноваты) и подвергают страшному наказанию, а другие, явные мерзавцы, живут себе припеваючи. Впрочем, понимает она и другое – отсутствие справедливости в одном месте отнюдь не значит, что ее не бывает вовсе.