Детектив преуспевающего 36-летнего адвоката, а в прошлом – фотомодели, Йенса Лапидуса буквально всколыхнул шведское, а затем и европейское общество. Экранизация его романа побила рекорды сборов, а публика с нетерпением ждет продолжения задуманной трилогии. Автор знает Стокгольм и с внешней презентабельной, и с темной стороны, которая, как правило, остается в тени.

Роману Лапидус дал подзаголовок Stockholm Noir («Стокгольмский нуар»). Это исследование шведской мафии. Основанное на реальных фактах, которые автор почерпнул из собственной адвокатской и судебной практики.

А он работал в Соллентунском суде и прекрасно знает историю местных бандитских группировок. В романе три основных героя: чилиец Хорхе, осужденный за торговлю наркотиками и совершающий побег из тюрьмы, представитель сербской преступной группировки Мрадо, занимающийся спортом, рэкетом и вымогательством, и бедный студент Стокгольмской школы экономики Ю.В., пытающийся войти в гламурную тусовку и вместе со своим боссом-арабом занимающийся отмыванием доходов от торговли кокаином. Тут снова не обошлось без собственного опыта, Лапидус явно вспомнил карьеру модели.

Все, что происходит в Швеции, есть и у нас, только в более жесткой форме. О том, как появилась книга и что она значит для автора, мы поговорили с ним во время его недавнего приезда в Москву.

– Ваша книга так переведена на русский язык, что обратный перевод потребовал бы обязательных комментариев. В нем очень много жаргонизмов и специфических слов, хорошо понятных нашим читателям, но совершенно не знакомых шведским. Иногда создается впечатление, что это писал кто-то из русских бандитов.

– В Швеции тоже далеко не всё понимают из того, что написано в моей книге. И мне очень приятно, что ее перевели именно так, как мне хотелось.

– Вы описываете реалии шведского криминального мира довольно подробно. Не было ли у Вас проблем с местной преступностью? Ведь они могли подумать, что Вы выдали их тайны.

– Книга основана на реальных событиях, с которыми мне приходилось сталкиваться в работе, или я прочитал об этом в газетах. Но основные сюжетные линии все-таки выдуманы. Это смесь правды и выдумки. Реакция же моих уголовных клиентов была скорее положительной. Среди криминальных элементов Швеции моя книга даже стала популярной. По статистике ее чаще всего берут читать в тюремных библиотеках. И еще одна причина, по которой проблем не возникло – я не изображаю преступников злыми.

– А от самих мафиози не поступал заказ на новую книгу?

– Нет, заказов от авторитетов не было. К тому же вряд ли бы в тот момент они ко мне обратились. Когда я писал первую книгу, я был помощником судьи, а вот вторую – уже адвокатом.

– Сейчас Вы дописываете третью?

– Я думаю, что она будет последней в этой серии. Дописываю последние штрихи и надеюсь, что в июне она уже выйдет. Когда все начиналось, я еще не знал, сколько книг напишу. Сказал наобум «трилогия», а издателям понравилось. Но это не значит, что все закончится. Возможно, будут новые книги, в которых я расскажу о судьбе некоторых главных героев или выделю какую-то сюжетную линию. В каждой из книг есть по три главных персонажа. В заключительной части они все пересекаются.

– Вы стали популярным писателем. А как же адвокатура?

– Я продолжаю работать адвокатом. Конечно, такой успех принес мне финансовое благополучие, но это моя работа, и она мне нравится. Это дает некую структурированность жизни и вдохновение.

Не изменилась и моя семейная жизнь. Я так же отвожу утром детей в садик, иду в суд и сижу там с убийцами. А потом возвращаюсь домой и играю с детьми.

Семья же, конечно, довольна произошедшими переменами. Мой папа – журналист, он помогает мне вычитывать тексты.

– Книга помогла Вам с клиентурой или, наоборот, отпугнула?

– Иногда клиенты приходят, прочитав книгу. И тогда приходится доказывать, что ты еще и хороший адвокат. Хотя мое имя и без этого знают. Есть еще один парадокс: чем больше я узнаю, тем меньше могу об этом писать. Начинает действовать адвокатская этика и обязательства не раскрывать тайны клиентов. Историй у меня много, но приходится молчать.

– Вы знаете русскую литературу?

— Из современной, пожалуй, только роман Глуховского «Метро2033». А когда был маленьким, читал русских классиков: Достоевского, Толстого, Булгакова, Чехова, Гоголя.

Вы первый раз в нашей стране. Какое общее впечатление от увиденного?

— Оно очень смешанное и двойственное. С одной стороны, это огромное количество культурных ценностей, театры, музеи, балет, улицы с именами великих писателей. А с другой – есть чувство маленького человека среди громад домов и больших машин на широких улицах. Особенно для шведа, живущего вдалеке от России, это смешанное чувство положительных впечатлений и страха.

– Почему страха?

– Когда я был маленьким, об угрозе со стороны России говорили постоянно. Солдатам внушали, что мы обязательно станем заложниками войны между русскими и американцами. Я с детства видел Красную площадь в телевизионных репортажах о военной технике. Это несмываемые из памяти образы. Теперь чувства страха, конечно, уже нет. Но ощущение силы и громады осталось.

– Что Вы привезете с собой из Москвы?

– Я обычно ниоткуда не привожу ничего материального. Разве что гель для душа из гостиничного номера. Но я уверен, что вернусь с семьей в это место, поскольку оно мне понравилось.