«Человека от животного отличает не только членораздельная речь, но и способность к самопознанию, а следовательно, и к осознанию своей бренности. Только одно мы знаем о себе наверняка: все мы смертны. Вы, я. Все мы медленно умираем», — говорит главный герой книги французского писателя Анри Лёвенбрюка тридцатишестилетний клерк Виго Равель. И дальше честно признается: «Я шизофреник. Проще говоря, я душевный калека».

Вот уже несколько лет Виго посещает психиатра, который поставил ему диагноз «психические нарушения, характерные для острой параноидальной шизофрении. Расстройство кратко- и долговременной памяти, сбои логического мышления, а главное — основной симптом, именуемый «положительным»» — слуховые галлюцинации. Да, Виго слышит голоса…

К тому же помнит он себя примерно последние пятнадцать лет, во всех остальных воспоминаниях полагается на своих родителей. И, в общем-то, история была бы так себе, не случись в жизни Равеля страшного переворота. Дело в том, что здание, в котором он работал, было взорвано террористами. И из 2635 человек в живых остался только Равель. Кстати, именно голоса подсказали ему путь из заминированного здания (именно потому, что Равель выжил, со временем он стал главным подозреваемым в совершенном терракте).

С тех пор Виго  задумался о своей болезни.

К слову сказать, синдром Коперника (как позже объясняет Равелю врач) — это такое состояние, при котором больной начинает считать, что ему одному известна истина, которую не дано постичь другим людям (ведь не зря же они считают ее бредом шизофреника).

Стоит ли говорить о том, что Виго в какой-то момент круто меняет свою жизнь? Он даже начинает подозревать, что родители — совершенно чужие ему люди, да и имя его вовсе не Виго Равель. Он осознает, что является совершенно другим человеком. И естественно, тут-то и начинается полная неразбериха…