П.Дж. и Рейси Ламбрехт — мать и дочь, пишущие под псевдонимом Пи Джей Трейси. По утверждению издателей, их первый совместный триллер (в оригинале, кстати, он называется Monkeewrench — по имени компьютерной фирмы, вокруг которой разворачивается действие) сразу после выхода в свет стал национальным и мировым бестселлером. Однако прочитавшие роман могут в этом усомниться…

Общая канва сюжета действительно увлекательна. Некая компьютерная компания, название которой строится на слове «обезьяна», решила «выпустить обезьянок на волю» — разработала игру «Найди маньяка-убийцу». Для игры подготовлено двадцать два сценария весьма изощренных убийств, совершенных одним и тем же маньяком из одного и того же оружия — пистолета двадцать второго калибра. Игрокам предлагается собрать все возможные (и, естественно, специально разложенные разработчиками улики) и вычислить преступника. Игра оказалась настолько затягивающей, что уже после того, как в сеть была выложена ее демоверсия, лишь показывающая места всех будущих преступлений, заказчиков на будущий компьютерный продукт оказалось много больше, чем ожидали создатели, что и сулило им немыслимые выгоды. Если бы не настоящий маньяк-убийца, который начал воплощать игру в реальность… Но это только завязка, дальше оказывается, что и компьютерщики не так просты — скрывают свое прошлое и не идут на открытый контакт с полицией, и убийца — не мужчина и не женщина — а гермафродит с очень высоким уровнем IQ…

На этом все самое интересное в книге заканчивается, вернее, не заканчивается, а растворяется в бесконечном потоке лишней информации, которую авторы постоянно муссируют. Имена голливудских актеров, на которых тот или иной герой оказывается похож, как и названия нашумевших фильмов сыплются из рога изобилия. Сами герои — бравые и смелые полицейские бесконечно подсчитывают калории в съеденных продуктах, при этом иногда даже создается впечатление, что это им гораздо важнее, чем раскрытие самих преступлений. Как, кстати, и то, кто какую куртку надел в «холодный октябрьский день».

Третью звезду книга получила лишь за весьма напряженный и лишенный, наконец, словоблудия финал. В таком бы ритме выдержать весь текст…