В нем не было ни капли русской крови, но он всегда считал себя русским по культурной принадлежности. Владислав Фелицианович Ходасевич был русским поэтом и блестящим знатоком русской литературы, вне которой не мыслил своего существования. «Опоздав» родиться (1886–1939), он не вошел в плеяду символистов, но все же узнал их как современник. Заодно с ними изведал мир теней, звуков, угадываний и предчувствий иного бытия, отчего навсегда остался чужд какому-либо утилитарному пониманию искусства. «Поэт, не искажая, но преображая, создает собственный мир, в котором незримое стало зримым, неслышное слышным… Попадая в поэзию, вещи становятся не только тем, чем были в действительности» – эти строки из статьи 1927 года могут служить личным литературным манифестом автора.

Еще до революции в столичных журналах стали появляться как стихи Ходаcевича, так и его рецензии. Талант молодого критика был замечен ведущими представителями всех литературных направлений. После 1917 года Ходасевич оставался в России до середины 1922 года, занимался самой разной литературной работой, успел по настоянию Горького переехать из Москвы в Петроград. А потом начался эмигрантский, самый зрелый период творчества, когда Владислав Фелицианович стал одной из самых заметных фигур русской литературы в изгнании. Он работал как критик, исследователь, мемуарист и как поэт, сохраняя для неведомого ему будущего высочайший уровень русской культуры и духовности, а также литературную память о жизни и творчестве своих современников.

Издательство «Русский путь» предприняло выпуск полного собрания сочинений В.Ф. Ходасевича в восьми томах. Первый том (поэзия) уже вышел – с научными комментариями, черновиками, сведениями о публикациях разных лет, фотографиями и т.д. Есть уверенность, что блестящее академическое качество издания сохранится в последующих томах.