Небольшая книга немецкого писателя и публициста Вольфганга Биттнера смутит многих, привыкших противопоставлять «Россию» и «Запад». Запад отнюдь не един, он – арена давней и жесткой борьбы множества сил и групп влияния – политических, деловых, экономических, идеологических, – и совершенно не зациклен на России. Хуже того, Россия, весь бывший СССР и советская «зона влияния» сегодня видятся этим противоборствующим силам лишь как дополнительная карта в большой игре. В лучшем случае о происходящем здесь вспоминают, когда в дело идет принцип «враг моего врага – мой друг».

Враг в представлении Биттнера – это прежде всего США, точнее говоря, американские неоконсерваторы (которые местами почему-то превращаются в неолибералов). Причина названа прямо – помехи бизнесу: «19 миллиардов евро прямых немецких инвестиций вложены в России; это средства, которые нельзя просто вернуть назад».

Биттнер исходит из убеждения, что определенные силы в США и «мировая элита» давно и последовательно осуществляют политику экспансии, лишающую самостоятельности как страны Европы в отдельности, так и Евросоюз. По сути, они уже развязали войну, передовым отрядом которой стали СМИ, использующие тонкие техники пропаганды и манипуляции сознанием. Это позволяет представить Россию в качестве извечного противника, возродив образ «империи зла», коварного агрессора, и незаметно закрепиться в Европе, используя ресурсы НАТО и Евросоюза. События на Украине в этом контексте – часть далеко идущего и давно задуманного плана, следствие экспансионистской политики Евросоюза, всячески стремящегося «присоединить Украину к западному блоку».

Похоже, Биттнер предполагает, что европейцы практически не способны к каким-то самостоятельным суждениям – так же, как и граждане России и Украины. Впрочем, обижаться не стоит, американцами вертят точно так же: «неоконсервативные и правоэкстремистские силы действительно определяют воинственную политику США, используя поддержку широких малообразованных и легко поддающихся влиянию масс». И во всем мире так: «Людьми манипулируют, их третируют, за ними шпионят, их обкрадывают, втягивают в войны и убийства, однако все это представляют им в качестве нормальной ситуации. Значительная часть населения претерпевает отупение (превращаясь в диванные овощи, потребляющие низкопробное телевизионное “развлекалово”) или замыкается в частной жизни». Важнейшая роль в этом принадлежит ведущим европейским СМИ, которые Биттнер прямо обвиняет в работе в интересах НАТО и вслед за голландским японистом Карелом ван Вольфареном считает важнейшим инструментом уже идущей войны.

Именно так. Война, согласно Биттнеру (хотя он нигде не говорит об этом прямо), уже идет или вот-вот начнется, и в событиях, потрясших Украину, он увидел ее первые сполохи. При этом никакого самостоятельного значения за Украиной Биттнер не признает, называя ее в лучшем случае «важным геостратегическим плацдармом». ЕС в этом случае выступает не более чем агентом «зловредных» американских сил, жаждущих, ни много ни мало, завоевать Европу. Но эти силы – неоконы – не представляют всю Америку, президент Обама пытается им сопротивляться, и, согласно мнению того же ван Вольфарена (которого Биттнер обильно и сочувственно цитирует на протяжении всей книги), «неоконсерваторы сомкнули ряды, чтобы разрушить связку Путин–Обама».

Тут начинаешь догадываться, что Биттнер живет в некой искусственной реальности, пусть порожденной не СМИ, а собственными идейными пристрастиями. В основе их конспирологическая интерпретация действительности. Концепция в своей основе очень европейская и очень либеральная, восходящая корнями к эпохе Просвещения, мыслители которой никак не могли смириться с хаотичностью и случайностью событий, с непоследовательностью и спонтанностью поступков. За всяким событием непременно должно что-то стоять, а если событие это неблагоприятно, – значит, стоят за ним какие-то темные силы, умело манипулирующие простодушными людьми. «Темные силы» назначаются в зависимости от личных убеждений конспиролога – для Биттнера это тайные силы американского капитала, а также некие анонимные «элиты», жаждущие проглотить если не весь мир, так Европу непременно. Точнее, Европу, которую помнит и любит Биттнер, «Европу отечеств». США выступают как провозвестник и лидер глобализма – и вот здесь позиция Биттнера совпадает с позицией многих российских политиков и пропагандистов. Они, как и Биттнер, отвергают глобалистские тенденции, превращающие, как им кажется, мир в сеть экономических, политических и человеческих связей и структур, подрывающей и государственную независимость, и национальную самобытность. Но поскольку конспирологический образ мыслей не допускает существования каких-то спонтанных процессов, то проще представить дело так: «США по всему миру проводят агрессивную политику разрушения государственных структур и экономической оккупации».

Биттнер писал свою книгу по горячим следам, мировая политика сегодня изменчива как никогда – одобрительное замечание Биттнера, что «в сентябре 2013 года Путин помог Обаме отвергнуть требование неолибералов о бомбардировке Сирии» ныне выглядит ироническим. Сошли со сцены одиозные украинские политики, Россия предприняла и успешно завершила операцию в Сирии, успела поссориться и помириться с Турцией, британцы проголосовали за выход из Евросоюза. В итоге главная ценность книги – историческая: вот так антиамерикански настроенные немецкие интеллектуалы восприняли события 2014 года на Украине. Точка зрения интересная, но история подсказывает, что вмешательство в спор славян между собою редко шло на пользу просвещенным европейцам, каких бы политических взглядов они ни придерживались.