Стивен Хокинг считается, возможно, одним из самых умных на свете людей. Прославленный автор научно-популярных книг, которые призваны даже профану растолковать тайны физики, а стало быть, и всего мироздания, он давно стал элементом массовой культуры. Его то и дело поминают в культовом сериале «Теория большого взрыва», а в «Симпсонах» и «Футураме» Хокинг сам озвучивал своего персонажа. При всем этом ученый живет в инвалидном кресле, не может двигаться и говорить. Что не мешает ему писать бестселлеры.

Американка Китти Фергюсон тоже известна как автор научно-популярных книг – прежде всего биографий знаменитых ученых. Помимо Стивена Хокинга (о котором она уже ранее писала книгу, изданную в 1991 году) героями ее работ стали датский астроном и алхимик Тихо Браге, первооткрыватель законов движения планет Солнечной системы Иоганн Кеплер, античный математик и философ Пифагор. Словом, Хокинг попал в хорошую компанию.

Собственно, Фергюсон пишет не только и не столько о жизненном пути своего персонажа, сколько рассказывает о его научных взглядах и тех проблемах, которые решает ученый.

При этом делает это примерно так, как Стивен Хокинг – максимально понятно для широкого круга читателей, а не только для продвинутых физиков. Хорошо известна классическая цитата из хокинговской «Краткой истории времени»: «Мне сказали, что каждая включенная в книгу формула вдвое уменьшит число покупателей. Тогда я решил вообще обходиться без формул. Правда, в конце я все-таки написал одно уравнение – знаменитое уравнение Эйнштейна Е = mc в квадрате. Надеюсь, оно не отпугнет половину моих потенциальных читателей».

Даже «закоренелый» гуманитарий при желании и некотором умственном напряжении окажется способен понять суть идей Хокинга. Ну как, например, объяснить «непродвинутому» читателю, что такое теория, объясняющая всё? Как объяснить, что такое фермионы и бозоны – и зачем они вообще «нужны»? А Китти Фергюсон (как тому же Хокингу) это вполне удается. Возможно, не все и не всё поймут до конца – но даже если понятным окажется хоть что-то, уже хорошо. Потому что это действительно не просто абстрактные, интересные теоретикам от науки вопросы, а самые настоящие проблемы нашего мироздания. Как сказано классиком, отыщи всему начало, и ты многое поймешь. И Хокинг как раз и старается докопаться до самого начала всего.

В конце концов, Хокинг – это не просто несчастный инвалид, нашедший в себе силы бороться за научное знание, искать научную истину и рассказывать о ней всему свету. Поэтому биография ученого – это биография его идей, его поисков. И в то же время биографические страницы весьма удачно оттеняют научно-популярную часть книги. В конце концов, науку делают люди. А человеческая личность Стивена Хокинга заслуживает большого внимания.

«Юный Хокинг отнюдь не казался вундеркиндом. В некоторых воспоминаниях он предстает гением, хотя и непонятно, к чему пригодным, но сам Хокинг помнит себя обычным английским школьником: читать он учился с трудом, его почерк приводил учителей в отчаяние». Кто бы мог представить, что со временем Стивен сделается научно-популярной «иконой»? Хотя вряд ли ему по душе пришлась бы такая характеристика.

В оригинале эта книга называется «Стивен Хокинг: раскрепощенный разум». И в этом словосочетании кроется многое. Совсем не случайно Фергюсон называет своего персонажа «иконоборцем». Характерный эпизод: 1980-й год – 38-летний Лукасовский профессор математики (эту почетную должность некогда занимал сам Исаак Ньютон) Стивен Хокинг читает лекцию в Кембридже, в которой утверждает, что приближается конец теоретической физике. Утверждает, будучи сам представителем теоретической физики! «Для иконоборца Хокинга как нельзя более характерно отметить вступление в эту древнюю должность предсказанием скорого конца своей науки. Он высказал мнение, что теория всего с большой вероятностью будет создана до конца ХХ века и физики-теоретики (в том числе сам Хокинг) останутся без работы». Впрочем, этот прогноз ученого пока не сбылся – да и сбудется ли?

Но в этом предсказании кроется многое. Возможно, самое существенное, что делает Хокинга Хокингом. Прежде всего, смелость и надежда. А смелости научной и человеческого мужества ученому не занимать.

Уже в начале шестидесятых годов у молодого Стивена Хокинга стали проявляться признаки бокового амиотрофического склероза, которые привели к параличу. Несчастья сыпались на ученого как из рога изобилия: в 1985 году Стивен тяжело заболел воспалением легких – после нескольких операций ему удалили трахею. Так Хокинг утратил способность говорить – положение спас подаренный друзьями синтезатор речи, установленный на его инвалидном кресле. Когда подвижность осталась лишь в мимической мышце щеки, ученый стал управлять при помощи датчика компьютером, позволяющим ему общаться с окружающими. Что не мешает ему жить активной жизнью – руководить аспирантами, путешествовать, побывать в невесомости и мечтать о полете в космос. «Больше, чем трости, костыли, непреодолимые лестницы, ум Хокинга занимала наука, всегда наука. Эта одержимость, она же страсть, задавала ритм его жизни».