Мир не сразу осознал, что именно происходит в Руанде, небольшой стране в глубинке Восточной Африки. Со стороны казалось, это какие-то распри между дикими племенами, какими-то хуту и тутси, – типично европейский снисходительно-колонизаторский взгляд. Опомнились лишь спустя несколько недель, но около миллиона тутси уже было убито, почти десятая часть населения. Убивали даже те, кто не хотел, – выбор был невелик: присоединиться к убийцам или быть убитым. Священники убивали прихожан, врачи – пациентов, учителя – детей, министр по делам женщин сама приказала сжечь заживо девушек-тутси… Немногие решились пойти против убийств, и большинство противившихся геноциду были убиты. Резню удалось остановить лишь международным силам.

Иван Кривушин тщательно исследует подоплеку и страшную историю руандийского геноцида. Изначально различие между тутси и хуту было больше социально-экономическое, но не этническое, благо, говорили они на одном языке. Немцы, а после Первой мировой войны бельгийцы, на основе модных тогда расовых теорий приписали тутси европейское происхождение и опирались на них в управлении страной, а в 1933 году провели расовую регистрацию населения, четко указав в документах, кто есть кто. Для хуту с этого момента тутси сделались и пособниками колонизаторов, и ненавистной «властью». Придя к власти после революции 1959 года, они стали строить государство, в котором места для тутси не предполагалось. Тутси в ответ начали вооруженную борьбу. На протяжении многих лет государственная пропаганда обвиняла тутси во всех грехах, последовательно выстраивая образ врага. Массовые убийства «врагов» должны были стать инструментом, призванным сплотить хуту в единую нацию, убрать с дороги «умеренных» и оппозицию. Но все вышло из-под контроля, накрученные пропагандой люди готовы были истреблять «мироедов» и «пятую колонну» до последнего человека…