Флёр Йегги (1940) родилась и живет в благополучнейшей стране мира – в Швейцарии. Она получила образование в закрытом пансионе, рано начала писать. Писать вещи, удивляющие всех: «Среди идиллии моего воспитания во мне вызрела обида. Обида на всю эту идиллию, на природу, озера, изысканные букеты цветов». С самых первых шагов все ее творчество – как будто исключительно для себя, без всяких попыток опереться на что-то общепринятое или общеприятное. Произведения автобиографичны, и это известно отечественному читателю на примере первого переведенного на русский язык романа «Пролетарка» (Иностранная литература. 2003. № 3) и следующего, самого нашумевшего «Счастливые несчастливые годы» (2006). Нерешенные проблемы детства, юности, болезни, секса, непонимания, протеста словно бьются о стены замкнутого пространства частного пансиона. Вообще вся Швейцария у Йегги предстает крайне изолированной страной, но при этом писательнице удается создать полную панораму жизни. Жаль только, что привлекательного в этой жизни так мало.

В недавно вышедшей новинке – сборнике из семи новелл – ткань каждого текста совершенно непредсказуема. Нельзя же, в самом деле, предсказать, до какой степени один человек способен мучить другого, не нарушая при этом границ благопристойности! Или объяснить, что доведение до самоубийства пожилого супруга можно совершить ювелирно точным способом, годами совершенствуясь и отрабатывая технику. А потом, через годы, еще вдоволь поиздеваться над общественным мнением, сделав признание, которому никто не поверит. И много еще другого в том же духе, что заставляет задуматься: только ли детские впечатления «по Фрейду» так повлияли? Не осточертела ли толерантной культуре ее хваленая толерантность? Не от этого ли страсть к выворачиванию душ наизнанку «с прямотой, от которой перехватывает дух»?