Жизнь полна опасностей. Смерть предсказуема и желанна. Напряженное действие-экшн обрушивается нескончаемым потоком, делая лишь короткие паузы на объяснение экспозиции. Горе как простая (и стандартная) точка отсчета: «Здесь находилась <…> ось мира, вокруг которой повернулась моя жизнь. Здесь умерла Сторми». Всегда притягательная (во всяком случае, в теории) сверхидея: мы будем вместе. Друзья Томаса считают, что он ищет смерти. Это не совсем так, но…

Чтение жанровой литературы имеет ряд общих признаков с чтением инструкции. Вроде бы, все понятно и так, но требуется уточнить некоторые детали. Дин Кунц двигается от частного к общему, переходя к угрозе глобального масштаба. Зло воплощают террористы-сектанты, для которых «это – образ мышления». Опытный автор сочетает ироническое описание с действием: «В Мохаве был не самый разгар сезона насекомых, так что мне не пришлось глотать мотыльков и жесткокрылых жуков, пока я бормотал ругательства». Хотя некоторые анахронизмы, – так, например, двадцатидвухлетнему герою встреченная женщина напоминает Донну Рид из «Этой прекрасной жизни», – заставляют усомниться во времени, к которому отнесено действие, текст, в полном соответствии с канонами мистики, адресует нас к условно современному миру и его атрибутам: «из-за Ютуба».

8-й том «мемуаров» 22-летнего парня. Одд, чье имя мы находим на обложке, является героем цикла романов «Странный Томас» и наделен «безумным даром» видеть бодэчей, призрачных и гнусных представителей параллельного мира, чье появление означает неминуемую беду. Кроме того, он – медиум и магнит, способный притянуть к себе того, о ком думает, даже если ничего о нем не знает… Немножко макулатуры, но почти неисчерпаемый кредит доверия, которым пользуется Кунц у читателя, с этой книжкой вряд ли пошатнется. Враг угрожает не только Томасу, но и огромному числу людей, которые погибнут, если он не справится со своей задачей.