Аркадий Ипполитов уже знаком любителям итальянской культуры и искусства. Они не просто заметили, но и высоко оценили его первую работу – «Особенно Ломбардия. Образы Италии ХХI века». В 2012 году эта книга была награждена премией Андрея Белого, а ее автор продолжил путешествие по северу Италии и не собирается останавливаться, что только радует.

Аркадий Ипполитов – литератор, искусствовед, куратор нашумевших выставочных проектов. Уже много лет он является хранителем итальянской гравюры в Государственном Эрмитаже. «Образы Италии XXI века» – это попытка заново расшифровать итальянский код в русской истории в русской душе.

Новая книга Ипполитова посвящена Венеции и шести ее районам – Каннареджо, Сан-Поло, Сан-Марко, Дорсодуро, Санта-Кроче и Кастелло, каждый из которых обладает собственной историей и атмосферой, что, несомненно, заметили все, кто сумел прикоснуться к истории этой удивительной области Италии. Хотя сами венецианцы отделяют себя от собственно жителей Италии.

Если первая книга из начатого автором цикла больше была похожа на путевой дневник с развернутыми и подробными заметками, то вторая – «Только Венеция» – больше похожа на добротный и умный, хорошо продуманный путеводитель. Впрочем, опыт такой работы и именно с Венецией у автора уже был. А не воспользоваться проделанной ранее работой он счел нецелесообразным, что мы ему с удовольствием прощаем.

Из книги «Только Венеция» читатель узнает, казалось бы, канонические вещи об Италии и Венеции. Если поискать, все это или почти все можно найти в других многочисленных источниках. Но такой живой язык человека, который не просто чувствует себя в материале как рыба в воде, но и наслаждается этим чувством знания и вседозволенности интерпретации, при этом не опускаясь до слухов и ширпотреба, вряд ли возможно найти в обычных и многочисленных путеводителях.

Погружаясь в восхитительный мир Каннареджо, Ипполитов рассказывает историю трех безносых скульптурных братьев, потом ему в голову приходит параллель с гоголевским «Носом», воспоминание переходит к одноименной опере Шостаковича, а затем идея перевоплощается в «Любовь к трем апельсинам» Прокофьева – самой, на взгляд Ипполитова, венецианской, по духу, опере в мире. «Поразителен портал-вход из белоснежнейшего резного мрамора, очень похожий на septum из церкви ди Санта Мария Глориоза деи Фрари. Он венецианский настолько, насколько венециански венецианские кружева, венецейскостью чуть ли не гротескной, но есть в его красоте нечто эллинское и анакреонтическое, и, когда его архитектура вплетается в меня, я немею, и мозг мой ароматы начинает источать – кстати, неоплатоники почитали обоняние высшим из пяти чувств и ставили его выше, чем зрение».

При этом в исторические и даже философские экскурсы автор искусно вплетает нити городских легенд, пикантные исторические анекдоты с участием знаменитых художников и не уступающих им в славе куртизанок. Ведь в этих местах можно было легко встретить и тех и других.

Сам Аркадий Ипполитов так говорит о своей книге: «Само название достаточно парадоксально, потому что сказать: “Только Венеция” – это все равно, что сказать: “Только все”, потому что Венеция – это свой космос. Если моя первая книга “Особенно Ломбардия” – это книга-путешествие, то Венеция – это путь, в том понимании, как “путь паломника” в знаменитом романе Джона Беньяна». На презентации, которая прошла во время культурологического фестиваля «Черешневый лес», автор пообещал в следующем году пополнить наши библиотеки новой книгой об Италии и рассказать о таком малоизвестном регионе, как Венето.

Но до Венето у нас еще есть время вернуться, а некоторым и впервые оказаться в Венеции. И даже тут Ипполитов не банален. Он начинает свой рассказ не с привычных туристам всего мира Гранд Канала, Сан-Марко или внешнего обзора Башни доджей и Моста вздохов. И даже для тех, кто более продвинут и проникает в галереи Академии и Сады Жиардини, его вступление в мир Венеции будет неожиданным. Ибо Ипполитов не турист, хотя сам признается, что работал над книгой в командировочных наскоках и наездах. Он – посвященный. И как каждый обладающий знанием, он предлагает нам свой путь в этот привычный и одновременно незнакомый мир.

Аркадий Ипполитов начинает с тициановских и тинтореттовских волшебных мест, с Каннареджо. А они совершенно непостижимы, если вы не откроете двери практически всех храмов, встречающихся вам на пути. Потому что далеко не все работы этих и других великих художников хранятся в музеях, достоинства и богатство которых никто, включая автора книги, принижать не собирается.

Но храмы расположены не только на туристических тропах, что автор легко и быстро доказывает. И читатель оказывается на окраинах Венеции, узнавая ее с совершенно непривычной и неожиданной стороны. Затем он покидает этот район и переходит на левый берег Большого канала. И, наверное, это главная любовь нашего гида, потому что именно в строках, посвященных этим местам, в нем просыпается настоящий поэт. Он все дальше и дальше углубляется в глубь веков, ведя нас мимо известных мест, где почти мимоходом рассказывает о том, что мы и сами можем легко найти, ведет читателя туда, где все ускользает и меняет формы, где город кажется уже понятным и… вновь скрывает свои тайны, ускользая, как гондола за поворотом очередного канала.

Впрочем, пройдите этот путь сами. И, кто знает, может быть, вам удача улыбнется, и вы сумеете увидеть не только то, что рассказал нам Аркадий Ипполитов, но и что-то свое, очень личное, что только и можно ждать от Венеции.